Записи за месяц: Июль
21:45 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
Как полезно начать разбирать коробки и антресоли в квартире — я нашла две пары босоножек и три сумки. Совсем забыла, что у меня всё это есть — удобные босоножки на резиновой подошве и классические в морском стиле; зелёная квадратная сумка, летняя тканевая и рыжий рюкзак из искусственной кожи.

Удалось провести один выходной вне города — вместе с Эндрю и его подругами поехали на водохранилище в Вичелово, небольшой дачный посёлок. Сидели там весь день, собирали чернику, играли в мяч с детьми.
Накануне я неплохо погуляла одна — сделала полезные дела: отвезла кошачий корм в приют и рассчиталась почти со всеми долгами по квартплате. Потом походила по району, где была моя школа, он практически не изменился — эту часть города в позднесоветское время застраивали целыми районами, новых домов тут нет, только большой ТЦ построили на месте старого рынка. А ещё в пятницу я здесь была в рейде, смотрела, как на месте пустыря, где Геката на велике каталась чуть ли не в первый раз (представьте, как давно это было!) строят сквер с дорожками и скамейками. Сейчас тут очень мило, хотя это и не то место, где хотелось бы жить, но я всегда радуюсь, когда вижу, как застраивают пустыри, фасады домов расписывают, кладут новый асфальт. Ещё с Эндрю ходили в «Леруа Мерлен», его в городе открыли в четверг, там толпы людей, много интересного.

Посидели ещё в одном сквере — эх, когда я переехала в этот район, он был таким пустым — пустыри и стройки. Мы в детстве играли на заброшенных стройках и сталкерили там только в путь. Сейчас почти везде новые дома и площадки для отдыха. Скучаю по этим местам, переехала год назад, а всё равно часто сюда прихожу гулять.

Лето продолжается, и это мне очень по нраву, несмотря на то, что я уже решила — буду любить всякую погоду.

21:46 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
А щас расскажу про кота и маму.

История начинается с того, что я утром (ну как утром, в десять часов) выхожу из дома и собираюсь ехать на работу. И в подъезде слышу, как кто-то орёт. Нет, ОРЁТ, как могут орать только коты. Прежде всего я думаю, что кошка у нас в подъезде, я её найду, сгоняю за кормом и покормлю. В подъезде кошки нет. В «предбаннике» тоже.
А потом я выхожу на улицу, у нас там такая тяжёлая дверь, чтобы её открыть, надо предпринимать усилия, и лучше всего херакнуть ей так по стене на улице, чтобы точно открылась. Так люди и делают, я — нет, потому что я даже даже наорать ни на кого не могу, не то что бверью херакнуть.

И хорошо. Потому что, если бы у меня вдруг получилось ударить дверью по стене, я бы размазала в кровь и кишки того, кто мяукал. Это был невероятно маленький котенок, я никогда не видела настолько маленьких котят. Он сидел за дверью и, разумеется, орал.

Ну чо, вот тогда я поняла, что прийти на работу даже с часовым опозданием сегодня мне не светит. Взяла котёнка на руки, в одной руке телефон. Мне повезло, потому что я как близкий к зоозащите человек имею базу в телефоне, кому можно позвонить.
Звоню Маше. Эндрю недавно для её питомника собачью конуру делал. Маша, помоги, пожалуйста, не знаю, что делать, кто-то выбросил котёнка под двери жилого дома. Даже говорить нормально не могу, меня злость захлёстывает. Это не бездомный котёнок, это животное, которого выбросили, за много лет в помощи приютам я могу отличить. Это чистый котёнок, без инфекций. Как сказала уборщица, которая как раз возвращалась в подъезд, пять минут назад его здесь не было. А сам он из нихрена возникнуть не мог, лапы-то всё-таки маленькие.

Короче, какой-то пиздюк, у которого окотилась кошка, не нашёл в себе силы утопить котят и решил всё сделать по-гуманному: посадил их в рюкзак и рассадил, видимо, около подъездов.

Маша говорит: приезжай в кошачий питомник прямо сейчас. пытаюсь вызвать такси, а у меня на телефоне инет отключился. Такой глюк случается, когда не надо. Мы с техничкой стоим и вспоминаем, как вызвать такси по номеру, не через приложение. На счастье просто, у меня есть деньги, я обычно с наличкой не хожу. На худой конец я могла бы котёнка домой занести и оттуда вызвать такси, но мне надо на работу. Вызвала какое-то такси, села в машину, до этого ещё объяснила диспетчеру, что еду с котёнком на руках. Села и плачу, слёз сдержать не могу. Котёнок мне палец сосёт. А я думаю, что нашла бы того пидара, который котят на улицу выбрасывает. рожу бы ему расцарапала. И не подумала бы, что я интеллигент херов. Ему-то норм, он дальше пошёл, а я должна ехать на работу, проект, сука, делать, к эфиру, сука, готовиться, статьи писать. А вместо этого я сейчас ещё часа два проезжу и потом непонятно что будет, как мне теперь этого кота пристраивать? И ещё это я говорю, человек с друзьями в зоозащите, а если бы меня тут не было? А как бы кто мимо прошёл? И кот бы помер нахрен?

ну да, я очень эмоциональна при написании этого поста

Пока ехала, позвонила на работу, говорю: я бездомного котёнка повезла на передержку. Хорошо, что позвонила Р., он вместе с Эндрю будку для собак из приюта делал, он понимает. Привезла котёнка, из машины выходить стыдно, вся в слезах, котёнок тоже рыдает. Посадили его с девушкой в клетку, положили еду, воду, туалет. Вечером Эндрю со мной приехал туда, купили еду для котят, наполнитель, коробку взяли из зоомагазина.

я чуть не помер короче в этот вечер я выпила столько алкоголя сколько никогда в жизни когда я узнала что жизни кота ничего не угрожает и он будет есть и мои друзья сказали что помогут с передержкой и пристройством я как накатила и плакала без остановки

Но пусть это будет добрый пост) Сегодня купила еду для котёнка, повезла девочкам, а мне говорят, что вашего котёнка вязли на передержку, взяла Августина, человек, в котором я уверена и которого много лет знаю. Звоню маме, которая была в курсе всего, говорю, что с котом всё в порядке, Августина позаботится. Мам, Августину ты, быть может, знаешь? Это жена Ромы, который был моим хторошим другом, поддерживал меня, когда я ногу сломала.

Нет, я не помню, это мама говорит.

Ну Рома, который фест классный делал, которому я вьюхи писала, который с ХХХ когда-то встречался, ну тот мой кореш, который чайные церемонии проводил...

Нет, говорит мама, я его не знаю. А не тот ли это чел, у которого тачка большая красная, он тебя как-то до дома подвозил?

И я говорю: да, да, это он! Но почему ты, мама, помнишь большую красную тачку, а не то, как Рома с Августиной меня трогательно поздравили с днём рождения? Да хрен его знает, отвечает мама, тачка лучше запоминается.

13:17 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
Эндрю и Р. при участии редактора сколотили будку для собачьего приюта.
А я сегодня утром нашла у подъезда бездомного трехнедельного котенка и увезла его на передержку и лечение.

Будку, наверное, сегодня или завтра отвезём собакам. Котёнку вечером повезу еду и наполнитель для лотка. Такие вот кошачьи и собачьи дни.

Больше ни о чём писать особо нет желания. Эмоциональное состояние на нуле, боже, когда, наконец, придут деньги, и я смогу пойти к врачу.

15:20 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
Немного хороших новостей:
— нашли в Заречье около дома Ежа вишневый куст с сочной и сладкой вишней. Я никогда бы не подумала, что в нашем городе, который ни хрена не южный, на деревьях растёт что-то, кроме яблок;
— наша старые чёрно-белые фотки улицы моего детства, сейчас там новостройки и «памятник неоконструктивизма». Очень много фоток с этой улицы в паблик, посвящённый истории города выкладывал мужик с фамилией, как у Эндрю. И его самого много на этих снимках — такой стиляга и франт, зашла к нему на страницу... а он отец моей коллеги, ни хрена себе;
— мы заказали реставрацию ванны, и нашу старую убитую ванну покрыли акрилом, она стала новенькой юной белой красавицей;
— когда денег ваще нет, придумываешь себе классные почти бесплатные развлечения. Например, вчера мы с Эндрю и Ежом прошли 20 км до водохранилища, посидели на берегу и посмотрели на волны. На мне были старые тапки Ежа, она мне их подарила четыре года назад — и вот сила дружбы — у меня порвались за эти годы несколько пар босоножек, мокасин и кед, а ежиные тапки живы;
— приходила Ти, она последние месяцы работает сутками, но наконец-то у неё начинает выправляться с финансами.

Заболела мамина кошка Лариса, но, я думаю, что всё будет хорошо. Вовремя обратились к врачу.

20:06 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
У меня есть возможность поработать на двух новых проектах — и это даёт мне вдохновение. Один из них просто очень-очень подходит тому моему запросу, который я посылала Мировой Гармонии два последних дня, честно говоря, даже думала потратить на это деньги — а тут получила предложение попробовать и даже заработать. Попозже расскажу, потому что пока писами по воде вилано. А второй — это ещё один из моих интересов, и ещё одна область, не связанная с журналистикой в чистом виде, что особенно круто.

Когда мы с Ви болтали в понедельник, она, конечно, спрашивала о работе. И, как и многие знакомые люди, она удивлялась тому, что я журналистику, по моему мнению, не тяну. Ну как же так, ведь это безумно интересно. Я всё не знала, как правильно описать свои мысли, почему-то не считается серьёзным аргумент «В этой профессии нужно быть дофига мобильным и быстрым, я никогда не стану таким человеком, а если я стану, то продержусь недолго».
Ну окей, чо. Обычно все эти разговоры идут так:
— Я не могу быть такой быстрой. Мне это неинтересно, я люблю читать, гулять и слушать музыку, мне не хватает времени на мои любимые дела, вот те, которые перечислила, и мне неприятно быть на связи 24 часа в сутки.
— Но ведь сейчас нельзя работать по-другому.
— Ну я и говорю, что не хочу работать так, потому и задумываюсь, можно ли меня назвать хорошим журналистом.
— Но ведь в этой работе столько профита, нужно перестроить себя.
Ну и так далее.

Так что я просто напишу, что я имею в виду, когда говорю «плохо получается быть мобильной и мультизадачной».

Вторник. Просыпаюсь в 8.30 утра, светит солнце, и я размышляю: сходить ли мне в редакцию до того, как поеду на репортаж, или ехать прямо из дома. Решаю ехать из дома, потому что особенных дел сегодня нет. Я рассчитываю прийти в редакцию около 12 часов, написать свой материал и собираться домой. По вторникам я сдаю ещё и интервью, и маленький материал с большой фоткой о жизни города. Но сегодня героя на интервью я не нашла и попросила сделать Марину —у неё есть какая-то суперистория про следаков. А место под материал с фоткой забрала Полли.
10 часов — я выезжаю от мэрии в рейд по благоустройству. 11.30 — рейд заканчивается недалеко от редакции, и я иду покупать себе маффин и пиццу, а потом на работу.
11.50 — я на работе выкладываю новости на сайт. Вообще-то это нужно было делать в 11, но я была в рейде, так что се ля ви. Параллельно открываю редакционный чат и вижу сообщение со ссылкой на новость о том, что Роспотребнадзор признал наш регион самым грязным по питьевой воде.
12.10 — мне звонит редактор и просит сделать материал о воде с комментариями. Регион-то большой, а у нас как с водой, пить можно?
12.20 — открываю доклад Роспотребнадзора, читаю.
12.30 — начинаю звонить в местный Роспотреб, трубку не берут. Всё это время я продолжаю работать с сайтом и решать мелкие проблемы с ним.
12.36 — звоню в местный водоканал. Там соглашаются дать комментарий. Но чуть позже.
12.45 — мне звонит мама ребёнка-инвалида договориться о съёмках. Смотрю календарь, выбираю время в четверг.
12.50 — приходит редактор номера и говорит, что интервью сегодня должна делать я, Маринин материал перенесли в другую рубрику. Вариантов на интервью у меня нет, и я прошу его помочь мне найти героя. Продолжаю звонить в Роспотребнадзор.
12.57 — редактор номера придумывает мне тему на интервью, совершенно от безысходности, ну да ладно. Хотя бы я знаю номер телефона этого человека, и у нас есть его фото.
13.00 — главный редактор советует позвонить в пресс-службу области и узнать, готовы ли они высказаться по воде. Приходит дизайнер и спрашивает, какая фотка у меня к маленькому материалу про город. Да, он тоже должен сдаваться сегодня, и да, это мой материал.
13.05 — заканчиваю с сайтом.
13.06 — звоню в область, там отказываются от комментария.
13.08 — пишу будущему герою интервью, спрашиваю, можно ли созвониться прямщас.
13.13 — рассказываю редактору всю эту тоску с водой, к тому моменту я закончила читать сам доклад Роспотребнадзора и могу его анализировать в материале. Полли советует позвонить председателю комитета по экологии. Согласовываю звонок. Иду курить.
13.14 — созваниваюсь с экокомитетом. Там готовы дать комментарий прямо сейчас!
13.20. — надо было сразу звонить в комитет. Умная мысля приходит опосля. Зато у меня теперь есть данные, на основе которых могу писать материал. Одновременно в Интернете появляется комментарий водоканала.
13.24 — беру интервью по телефону.
13.40 — ищем с фотографом фотку.
13.41 — снова иду курить.
13.45 — сажусь писать материал про воду. 14.30 — он готов.
14.31 — ищу хоть что-то для маленькой статьи с большой фоткой. 14.50 — нашла. И у нас снова уже есть фотка к этому материалу, ай да молодец Алёна. Сажусь писать, в 15.05 готово.
15.10 — сажусь расшифровывать интервью. Редактор заходит и хвалит мою статью про воду. Приходит Полли и тоже что-то мне говорит, наверное, о промо её проекта, но я её совершенно не понимаю (а зря, оказался мой косяк, который уже сегодня исправляла).
15.50 — материал готов. 16 — я ухожу из редакции.
И чот я устала.

23:43 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
Тут у меня просто невероятно крутые выходные и понедельник, так что нужно написать о них.

Сегодня мы встречались с Ви — она была моей близкой подругой где-то в 2005 — 2012 годах, потом мы почему-то стали общаться всё меньше (наверное, я стала тусить с ребятами из редакции, а у Ви тоже появилась какая-то своя отдельная компания), а два года назад она и вовсе уехала в Питер. А в субботу утром я увидела у неё статус ВК, что она в Че, и написала ей. С огромным удовольствием встретились и погуляли по центру, посидели в парке, попили у меня дома чай. Узнали друг от друга, что у кого из нашей старой тусни, поболтали про спорт, детей (Ви работает в школе), журналистику, книги и поколение Z. Она классная девушка, совершенно на меня не похожая ни по характеру, ни по увлечениям, но очень хороший друг. Ну и вообще один из людей, кем я восхищаюсь. Ещё сегодня, как и два дня до этого, солнечно и жарко, по вечерам хорошо пару часов провести на улице перед возвращением домой.

В воскресенье утром так парило, как будто перед грозой. Но грозы так и не было, хотя часов в одиннадцать утра ливень всё-таки прошёл, но быстро закончился. Мы с Эндрю пошли гулять и провели на улице время до шести вечера. Сначала он купил себе ноут, потом я — линзы (недели две или три не могла найти время, чтобы зайти за ними в оптику), поехали в наш прежний район, где я жила три года, ходили по магазинам, потом я пошла в котокафе. Это было одним из моих желаний, которые я хотела исполнить, чтобы выйти из депрессивного настроения. а тут идём мы по улице — и вот оно, котокафе. Я была там недолго, всего полчаса, но этого хватило. Обнимала и гладила котов, узнавала их истории, даже подумала устроиться в котокафе работать, но узнала, какая там зарплата, и решила пока что отложить этот план.
А пока я гладила котов, Эндрю пошёл на наше тайное место, где мы часто сидели на солнце. И там, разумеется, жарило, как всегда, только в путь. Это удивительное место, там даже в сильный ветер тихо и солнечно. Я его встретила, и было уже пять часов, мы договорились, что пойдём к маме смотреть футбол на большом экране. И мне было так классно, здорово, из-за того, что сейчас будет финал, и мы будем смотреть все вместе, эх, не в каждый Новый год бывает так хорошо)
Мама сказала, что болеет за французов, но всю игру она кричала: «Давай, Модрич!», так что мы с ней оказались в одном лагере. И после мы опять же не пошли домой, а отправились ловить уходящее солнце.

А в субботу мы вдвоем тоже гуляли весь день — фотографировали, как сносят кинотеатр «Современник» (на его месте будет жилой дом и супермаркет), потом отправились к моим любимым деревяшкам (не тем, которые на Данилова, но тоже недалеко), дошли пешком до Заречья, гуляли в промзоне, встретились с Ежом и с ней пошли за город 3 на речку и в лес. А перед сном еще с Эндрю смотрели на ютьюбе разные документалки про коллаборационистов Второй мировой.

С пятницей прикольно получилось. Я дописала предыдущий грустный пост, и мне настолько ничего не хотелось, что порадовать меня могла бы только удивительной силы тусовка. И тут мне позвонил Эндрю и сказал, что к нам домой идут ВСЕ! Те старые друзья, которые были в редакционной компании, но разошлись по другим работам и по разным городам. Пришла ещё и новая девушка, однокурсница Серёги и Эндрю. И мы сидели до двух ночи, я готовилась активно гулять в субботу, так что пила всё больше облепиховый чай. Но почти никто не употреблял спиртное, ели пиццу, болтали обо всём, даже о политике, слушали музыку, я отдала Ленке М. проходку за сцену на концерт Ёлки, она хотела пробиться, чтобы пожать Ёлке руку, но, как я поняла, её план всё же не выгорел.
Какие она все классные, и как я их люблю.

Завтра Гидрометцентр обещает плюс 27 °С и без осадков. Хочу поработать очень по лайту и выбраться погулять снова куда-нибудь, хотя бы просто в парк с книгой или с любимым по дворам и злачным местам города. Лето началось, надо использовать каждый день.

15:47 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
Не пошла сегодня в редакцию, потому что могу. Хотя нет, потому что не могу. Не могу уже, всю неделю, начиная с воскресенья, работала и вымоталась. Уже во вторник начала думать, что сегодня пятница.

Ночью ещё очень плохо спала, проснулась в таком состоянии, словно накануне футбол смотрела, — полной эмоциональной опустошённости. Два раза приснилось, что я опоздала на работу, в последний раз проснулась уже в десять утра, дождь стеной льёт, темно, как зимой. Решила, что сегодня редакция обойдётся без меня, хотя я собиралась в приют для бездомных собак утром ехать, но — как знала! — не стала ни с машиной договариваться, ни с приютом, ни с фотографом. так что никого и не обломала.

Написала Р., что подключусь из дома поработаю, у меня уже неделю хороший материал был собран про борьбу с борщевиком, ещё мы с Эндрю нашли. куда расширяется экспансия борщевика, и я наслала туда «Спецавтотранс». Короче, спланировала себе день так, чтобы пару часов поработать и идти спать дальше. Или в магазин за мясом идти и запекать его в духовке.
Но нет) До 12 часов никто мне даже не звонил, и я сайт выкладывала на своём плохом ноуте с медленной скоростью. А затем в 12 всё-таки позвонил Р. и предложил написать газету целиком, всё равно дома сижу сделать не только борщевик, но и ещё один материал сама не знаю, о чём.
Я никогда в таких случаях не отказываюсь. Я однажды написала 17 500 знаков за одну ночь и один день, потому что кто-то ведь всё равно должен писать. Так что и тут согласилась, хотя знала, что даже просто врубиться в тему с больной головой будет тяжело.

Уже заканчивала к трём часам, позвонил Р. снова и сказал. что от меня ничего не нужно, и я могу продолжать болеть дальше)
Ура.

Хочу в выходные идти гулять на весь день куда-нибудь подальше от города. Или идти наш кинотеатр «Современник» фоткать, его сносить начинают. И непременно мясо тушить, запекать, жарить, булочки печь, вино пить) Всё-таки хорошо, что я сегодня дома осталась.

15:23 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
Приснился сон о бараках на Данилова (вот здесь о них писал Илья и снимала Настя, а еще есть мой старенький уже текст).

Я люблю этот район, и он кажется мне полным тайн и каким-то совершенно не из этого мира. Конечно, тайн особых там нет, это просто практически последнее гетто в городе, со своим укладом жизни. И вот, мне приснилось, что в том доме, где контора ликеро-водочного завода, поселились люди. И деревянную обшивку сняли почему-то, и оказалось, что он под ней каменный, и на камне какие-то удивительные рисунки. То ли советское граффити, то ли огромные, в человеческий рост, эскизы для тату.
И я пришла туда писать репортаж и удивилась, какие там странные квартиры, да и не квартиры это вовсе, а... как в Generation X Коупленда — спальни у всех индивидуальные, а гостиная общая, и душевых с туалетами несколько. Я постояла-поболтала с людьми, послушала, как храпит в одной из спален старая толстая бабка, да и подумала, что могу остаться там жить. Во сне, как почти всегда во снах, идти мне было особо некуда. Так что я заняла маленькую комнату и легла там спать.

Я решила, что, если меня совсем достанет редакция, пойду куда-нибудь варить кофе или чай заваривать. Я и так в прошлом году чуть у Семена не спросила, не нужен ли им в чайбар человек, то есть лисица, то есть я. Сложность в том, что мне вообще сложно понять, достала меня редакция или нет. И я всё-таки боюсь, что, даже при моём скилле варки кофе и чая, денег будет мало, и придётся ещё и фрилансить, а я это так не люблю... И только не с текстами) или чтобы совсем немного текстов, я согласна на монтаж и на вычитку.
Короче, это я сформулировала запрос в пространство.

И ещё всё ломается. Теперь у меня нет плеера, электронной книги, в любой момент могут порваться наушники в редакции. И ноут тоже нужно менять...

В воскресенье на фестивале семей опять чуть не плакала. Блин, надо как-то написать, почему, но это такие личные переживания, что говорить об этом тяжело, просто хотелось бы оставить для памяти. А не написать — так будет ещё хуже, потому что мой дневник всё же читают и другие люди, кроме меня. И если бы я была этим читателем, что бы я могла предположить: почему Алёна плачет на городском фестивале семей?

А было всё вот как: вручали медали мужьям и женам, которые миллиарды лет вместе (больше 25 лет вроде нужно быть в браке, чтобы рассчитывать на медаль), а потом мы с Валей и Лёшей пошли в загсу на парад невест. И Л. начал говорить, что такая ерунда — давать медали за «стаж брака», есть люди, которые вообще и вместе-то не живут — или в разных комнатах с разным бюджетом, или вообще по разным адресам. Но они формально-то в браке, и «стаж капает», и что у него такие знакомые есть, и у всех есть.
Правильные вещи говорил, но меня так накрыло, как всегда от этих мыслей: есть ли чувства, которые длятся всю жизнь, или все люди рано или поздно перестают друг друга любить, абсолютно все. И остаются друг с другом только из-за привычки, а на самом деле — им неприятно быть вместе?
Так себя накрутила, что к дому подходила в слезах, и весь вечер, пока гуляла, чуть не ревела. Но это одна из немногих вещей в жизни, которых я боюсь: что меня разлюбят, а я этого даже не пойму.

Ну вот, опять чуть не плачу. Не буду перечитывать эту запись и смотреть опечатки даже( так отправлю.

17:09 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
Я сплю то по четыре часа в сутки, то по 12. В какие-то дни спать — это намного лучше, чем бодрствовать.
Среди планов на ближайшее будущее — восстановить привычку гулять (именно ходить по улице, а не сидеть где-нибудь) с книгой в одиночестве.
Научилась монтировать видеоролики, это оказалось намного проще, чем думала.

Мои проблемы со сном и настроением, как я выяснила у врача, не гормональные. Скорее всего, как мне сейчас кажется, это связано с общей усталостью и неумением расслабляться. И вообще, в целом, с отсутствием спонтанности в жизни. Читаю чужие дневники и смотрю записи в Инстаграме — у других людей спонтанности больше, а я даже перед сном думаю, как я проведу завтрашний день (а потом не выполняю запланированное и мне грустно). Одно из немногих действий, которые я могу делать без всяких планов, — это прогулки. Философия движения в том, что ты никогда не знаешь, куда придёшь, где окажешься в следующий момент. Просто выходишь на улицу и поворачиваешь: направо, потом налево, потом снова направо, в этот узкий переулок, через этот мост пешком...

А я что-то слишком мало гуляю, хотя и лето уже пришло.

23:14 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
Друзья, а кто-нибудь читал поздние романы или повести Крапивина? Честно говоря, я до позавчерашнего дня не читала ничего из того, что он написал после 1991 года. Ночью почему-то о нём вдруг вспомнила, решила погуглить — я, конечно, знала, что литературной плодовитости Командора позавидовал бы сам Стивен Кинг, но не знала, что он за последние 25 лет тоже немало сочинил повестей и романов.

За три дня я прочитала:
— «Бронзовый мальчик» (1992 год, формально — это продолжение «Мальчика со шпагой», очень понравилась книга),
— «Рыжее знамя упрямства» (2005 год, последняя часть трилогии об отряде «Эспада», совершенно не понравилась повесть, это очень затянутый эпилог к «Бронзовому мальчику»)
и
— «Тополята» (2010 год, я не знаю, как отнестись к этому роману, потому что он очень неровный и странный).

А что вы читали из позднего ВПК? Знаете ли эти книги, которые я назвала? Последняя книга, «Тополята», не понравилась мне большим количеством самоповторов. Один из главных героев... сбегает из лагеря, например. Непременно будут герои, которые в конце разъедутся по разным городам. И это книга — одна из самых жестких у Командора, там есть продажные чиновники, социальные службы, торгующие детьми, ну и над детьми там будут издеваться будь здоров (и над животными тоже!). Но всё это будет таким... «он пугает, а мне не страшно», и мне интересно было бы понять, в чём дело — Крапивин стал писать хуже или это просто я выросла из детских книг?

Задумалась ещё и о другом. В детстве Крапивин был одним из самых любимых авторов, я многие стихи из книг знала наизусть, так же мечтала о настоящих и верных друзьях. Но почему-то (и это для меня загадка до сих пор) не входила ни в какой из юношеских отрядов. Мой брат и Макс Пиппин ходили в «Россию» и пропадали там круглыми сутками, Пират, Хемуль и Фион — в «Исток», Марина — в «Набат». Даже в «Радуге», хотя это и не совсем отряд, были у меня знакомые. А я, восхищённая скаутской и вольной отрядной романтикой, как-то прошла мимо этого.

А зря, хотя что вспоминать о прошлом. Мне бы в подростковом возрасте не мешало найти настоящих вожатых, которые бы помогли вправить отсутствующие мозги на место. В седьмом классе я записалась в переплётный кружок, где тоже была своя атмосфера, мы там быстро все сдружились, ходили вместе гулять, и я там даже влюбилась впервые в жизни... в одиннадцатиклассника Саню, которому, конечно, говорить о своих чувствах не стала, всё-таки я не совсем лишилась мозгов. Потом, после переезда в другой район, я нашла еще один кружок с отрядной романтикой, ходила туда три месяца, но так и не стала своей, там была уже сложившаяся компания.

Эх. Затем я почему-то сделала попытку записаться в фольклорную студию, потому что там тоже был очень дружный коллектив, но потом подумала, что дружный коллектив вряд ли меня примет. И еще в одно общество, где писали стихи и читали стихи (и где я познакомилась с огромным количеством классных людей), а ещё ездили вместе в Хантаново и во Владимировку. Там мне нравилось всё, кроме стихов, поэтому я, как колобок, и оттуда укатилась, а прикатилась уже в секцию иностранной литературы, где было очень круто и где занимался даже Илья Перекопский, хотя мы с ним и не познакомились, но ИЛ — это всё-таки не скауты и не поездки в Хантаново, и не ночёвки на природе, и не чувство отрядного локтя, как у Крапивина в «Каравелле».

С другой стороны, иногда я думаю, что, быть может, это и к лучшему, что со мной не случилось такой настоящей компании, как бы ни было тяжело это признавать, я вряд ли могла бы считать себя хорошим и надёжным товарищем. Мне как-то грустно это писать, и я надеюсь, что всё не так. Кто знает, как бы всё сложилось, если бы я в юности научилась вязать морские узлы, ориентироваться в лесу и пить водку, пока воспитатели не видят. Если подумать трезво (и это уже не о водке, её я научилась пить и так, и это было одно из самых бесполезных умений в жизни), я человек, у которого в сердце есть тяга к романтике, а вот голова совершенно этой романтики лишена. Такое вот противоречие: когда я поехала в лагерь вожатой, мне хотелось верить и в отрядный круг, и в дружбу, но верить не получалось, и всё это казалось мне совсем детским и смешным. Моя подруга Ви с ума сходила по корабельной романтике, ходила под парусом, а я слушала её рассказы и не верила.

Так что, быть может, и к лучшему, что жизнь из книг Командора осталась только в книгах? Сложный вопрос.

"бог не фраер" (с)

главная