13:56 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
я слишком много говорю о счастье. наверное, потому что боюсь его потерять.
оно не в людях, которые рядом со мной.
не в книгах.
не в музыке.
не в дорогах.
не в работе.
не в любви.
не в кошках.
не в осени.

оно просто внутри. а долго ли так будет? не знаю. но пока мне нравится.
засыпать ночью и придумывать истории. всё время придумывать истории. о себе, о своих знакомых, о лампе на тумбочке рядом с кроватью. мне нет дела, насколько реальны эти рассказы. они есть. этого достаточно.
просыпаться утром. варить кофе. ругаться про себя: "и снова я персонаж трагедии "опоздавший на работу". или буду таким, если не потороплюсь". приходить вовремя, конечно же.
читать перед сном, сидя на кровати. заваривать чай и выпивать бессчётное количество чашек. гладить кошек. составлять себе план на поездку в питер - ну не только же клаксонс смотреть и мёрзнуть на островах.
в магазине выбирать еду - все мои любимые каши, помидоры, сыр, творог, специи, капусту брокколи. идти по улице и включать погромче музыку в плеере. ждать автобуса на остановке. смотреть, как сворачиваются и разворачиваются упавшие листья.

должно быть что-то ещё? я не знаю. я гуляю с друзьями, принимаю гостей, снимаю с диктофона. это просто хорошо.
что дальше? однажды нужно разучиться задавать себе этот вопрос. дальше - оно будет.

свобода. абсолютная, полная свобода. как давно я об этом мечтала. никогда, никогда не смогу жить по-другому, теперь я знаю её вкус и запах, ягодный и яблочный.
лимонный.
осенний.
цветной и клетчатый, как шарф. или как моя рубашка.
коричный.
тёплый.
это невероятно круто.

00:59 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
и понемногу всё становится именно таким, каким должно быть. каким это задумал бог, который умеет радоваться. бог сисек, вина, приключений, знаний и удовольствия. тот, который умеет танцевать.
в пятницу утром я смотрю на танцующих детей - и говорю с ними о свободе и о смерти. вечером еду к женечке играть в хеллоуин - мне достаётся роль королевы фей, разумеется, любительнице вина, танцев, развлечений и мужиков. а даша принесла для меня костюм шлюшки-тыковки.
мы играем павильонку, а потом эр тоже играет - только на укулеле. народ допивает текилу - как положено, с лимоном и солью. я сажусь в такси и еду домой.
чтобы утром проснуться и промёрзнуть до костей на подписании соглашения о музее и в музее. чтобы изо всех сил стараться не заснуть вечером - потому что нужно идти на спектакль "20". чтобы перепутать время и прийти на "20" на час раньше.
у меня дома не всё в порядке с часами. я живу, как табаки из "дома" - с ненавистью ко всем предметам, отмеряющим время. на мобильнике часы говорят одно, на компе - другое. и ни те, ни другие часы не имеют отношения к реальности.
"20" - ребята, это охеренный спектакль саши любашина. к чертям отит! буду писать о танцах - сама пока не знаю, как это сделаю. но сделаю же. не будь я алёной сеничевой, а я она и есть.
кошки мои тёплые спят в разных концах комнаты. и от кошек тепло и уютно.

ещё в четверг вечером мне хотелось тихо подохнуть или заснуть и проснуться в нездесь. но, вы знаете, я еще останусь. прямо в здесь.
самое главное, да, самое главное есть то, что я научилась принимать себя. раньше я часто задавала себе вопрос: "хорош и красив ли мир, и важно ли это?"
не хорош и не красив. другое слово - удивителен.

я не умею общаться с людьми - а не похер ли? а может, мне это кажется? и с общением полный порядок?
я не умею быстро работать и принимать решения - зато могу за считанные секунды найти любую информацию. а серёга худредактор говорит, что я просто кладезь этой газетной информации - в курсе, где какие фотки, кто готовит текст, кто снимал какое мероприятие три года назад.
я несамостоятельна в привязанностях и увлечениях - и что с того? следовать моде и за толпой тоже неплохо. "попсу чуять", как писала лора бочарова. а я чую. не от природы, нет - научилась.
я постоянно забываю где-то телефон. но - помните, года два назад в "речи" вышла статья о... щас вспомню даже день. саша, найди снимок мамы призывника - я о них писала - когда же? да, 5 декабря прошлого года. кто-то здесь говорит о плохой памяти? я могу запомнить речь человека дословно. я помню, о чём говорили на войс пати, когда напились и накурились. я помню, как познакомилась с каждым человеком.
я много курю - "но сквозь сиреневый дым я вижу мир как он есть".
и да, иногда. если только совсем иногда.
но это уже не важно. больше никогда не будет важно.

23:20 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
и кажется, всё бы должно быть хорошо, но нет, нет. осень, суровые мёртвые листья под ногами, прелый их запах, бек хансен и флэмин липс в наушниках. почти ноябрь. не хочется, не хочется идти в ванну. выходить на улицу, писать, читать.
ничего.
говорить не хочется. простуда и сопли. фу.

нужно сходить в душ и лечь спать. чтобы были силы выйти в выходные. чтобы завтра уйти к женечке - притворяться тыквой или ведьмой. нужно бы сообразить костюм, но нет сил даже погладить шмотки на работу.

и я иду в душ, выбираю платье на завтра. энд самсинс рон. всё равно.
теперь можно заплакать. всё время, пока я была на больничном, разрешала себе плакать только от боли. не от беспомощности. от беспомощности можно было уткнуться в подушку и засыпать. чтобы слюни текли на эту подушку. но не реветь.

и я снова на ногах. но это чувство - беспомощности - никуда не делось. теперь я могу сама открыть дверь шкафа, вымыть пол, вынести мусор, сходить в магазин. осталось только одно - поменять своё отношение к миру, к жизни, к людям.
которым я могу сказать лишь "спасибо". за то, что они были, научили меня хорошему и плохому. были рядом и были далеко. и когда были рядом, то были далеко. и наоборот.
я никогда не буду наоборот. я обещаю.

10 августа я попадаю в больницу. но никогда почему-то не говорю о том, что было до. а было страшное лето. и прекрасное - из-за всех поездок, из-за того, что я одурела от свободы и солнца. но не до конца. а надо было бы.
и страшное. каждое лето страшно по-своему. а это было особенно жутким. дай бог, чтобы ничего из той жути не осталось в памяти.
июль. ночь. я засыпаю на машкином диване в вологде. в чужой тёплой и доброй квартире. как хорош уют, созданный не нами, когда сделать свой не хватает терпения и сил. а у машки очень тепло, везде книги - стоят на полках, лежат на столе, на диване. телефон выскакивает у меня из рук. пахнет книгами и цветами. людьми, которые здесь живут и которые сюда приходят - такими же радостными и добрыми, как машка.
лето уходит, и начинается ноябрь - короткое чёрное пальто, шапка светки ежа, бек хансен и флэмин липс в наушниках.

- а я без плеера могу ходить, - говорит машка. - можно же идти и... мечтать.
- никогда не пробовала.
- попробуй.

мечтать. я научусь. я всему могу научиться.

12:54 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
а, да, я ещё и простыла до кучи.
потому уйду сегодня домой пораньше. лягу спать. напишу статью потом. посмотрю "субмарину".

утром просыпаюсь - и не знаю, сколько времени. единственные часы в моей квартире - на мобильнике. даже на компе время неверное. и на телефоне тоже неправильное, но я приноровилась. счастливые часов, хмм, не наблюдают. я тоже счастливая. или старательно себя пытаюсь убедить в этом.живу, как тебаки, без времени. да, самое удивительное, при этом почти никогда не опаздываю.

две кошки дерутся и шипят. кошка спелл ведёт себя точно как я, когда испытываю интерес к людям, - подбегает к кошке овсянке, останавливается сантиметрах в пяти от её морды, шипит и убегает. или подкрадывается сзади, шлёпает овсянку сзади по жопе лапой - и тут же резко смывается.
ну прям как алёна мужиков клеит. только у спелл наладить общение таким образом получается лучше, чем у алёны. кошки уже подружились.

невозможно сегодня жить, потому что клонит в сон. я, кстати, заснула на утренней планёрке - это просто аут и вин. я уже засыпала на лекциях в универе, в мэрии на совещалове по жкх. но на планёрке - ещё ни разу. где мой золотистый элеутерококк?

00:05 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
здесь должен быть пост о том, как у алёны всё зашибись. но почему-то его не будет. наверное, из-за того, что я сегодня дежурила, а дни выпуска тяжелы и страшны. хотя и интересны по-своему. но двенадцать часов на работе превращают меня из человека в сонного и мягкого зверя. или в скотину. в ленивую.

вчера я забыла на работу мобильник. а сегодня забыла на работе мобильник.
всё какое-то разнообразие.

завтра наконец выйдет тяжёлой судьбы "рок-инициатива", которой не было места два дня. но я честно постаралась переделать материал из репортажа в новость. вроде получилось. мне даже понравился результат.

вчера на меня наслали студентов. они меня радуют - их вторые тексты уже можно считать удачными.
нужно придумать хелловинский костюм на пятницу. это занятно, особенно потому, что на этой квартире нет ни одной ролевой шмотки. вообще не знаю, где они. может, их лис бабсам слил, а может, что и выбросил.

поехала сегодня в музей природы - смотреть на фотки кораблей и теплоходов, фоткала чучело лисы. солнце на улице, яркое, весеннее, снег сошёл. март, блин.
тошнит от всего пока. от весны, от людей, от шести полос, от дороги домой на автобусе. я же и плеер забыла - а ехал в 31 какой-то совсем нетрезвый хер, на весь автобус разглагольствовал, как он не может тёлку склеить. так и говорил - тёлку. в какой клуб ни придёт - никто на него не ведётся. а сам страшный-страшный, я не удивлена вовсе. зато, продолжает, с проституками всё получается. придут, обслужат - окей. но ему любви надо.
вот как жить без плеера. и не спрятаться от этой херни никуда. все пассажиры вынуждены были слушать, какие у нас в городе тёлки суки - ну не дают же. и думают только о деньгах, а не о душе, ищут богатых, изменяют.
ах ах. а у самого шапка-пидорка вязаная синяя и пуховик за трёшку. а, да, он ещё и инвалид. не, не умственного труда - а чо-то у него болит. об этом он тоже всем сказал.

у меня тоже болит - ухо, традиционно. самое время идти спать.


23:04 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
в субботу я иду в дкс на репортаж. я готовлюсь к этому делу долго и выхожу за час - хрен знает, насколько опоздаю. и на работу я теперь прихожу за полчаса - очень стремаюсь не успеть, грохнуться по дороге, протормозить в пути.
каждый день теперь приносит что-то новое. три дня назад я впервые после травмы вымылась в ванне, а не под душем. сегодня вот дошла до своей остановки у "алмаза" - всего за полчаса. это интересно - одно время я смотрела на тротуар глазами пешехода, потом - глазами велосипелиста, а теперь глазами - кого? старой бабки? человека, который не может быстро передвигаться? даже не знаю, как назвать.
так вот, суббота. никак не могу справиться с тростью, но без неё очкую ещё больше. привыкаю к тому, что я не самая быстрая пешеходиха на этой дороге. люди на меня оборачиваются, но утешаю себя, что это не иначе как от моей неземной красоты: каждый раз перед выходом на улицу я разрисовываю себе мордец, держа в памяти образ ким гордон. марина говорит, что у меня неплохо получается с мейк-апом. быть может.
с детства я очень боялась, что меня - как бы это тоже сказать понятнее? будут обсуждать, высмеивать... не, другим словом проще выразиться - залошат. до седьмого класса надо мной ржали из-за очков. хрен знает, почему над очкариками смеются. щас вот, в современном мире, принадлежащем нердам и гикам, считается, что очки - это круто. вы бы это моим одноклассникам объяснили двадцать лет назад.
в холле дкса я вижу корров - оператора лёху и, пашу и махова. и думаю: вот сейчас они меня и залошат. а потому иду здороваться.
но нет. как ни странно, надо мной никто не смеётся. и я не могу взять в толк, почему. у меня богатый жизненный опыт и отличная фантазия, могу даже придумать прозвища, которыми бы могли наградить меня. но нет, да, совсем нет. таксист выпрыгивает из своей двери и открывает другую - передо мной. оператор серёжа предлагает подвезти до дома. а пеька пухов ваще говорит: какая ты модная.
мир перевернулся? все повзрослели? или это я осталась на школьном эмоциональном уровне?

иногда я по привычке говорю себе: меня нет, я точка, я пиксель, я умноженная на ноль единица. а затем поправляюсь: ну что ты, алёна, какой ты ноль, почему тебя нет? ты есть. как ты можешь не быть, если ты идёшь, ты разговариваешь, ты пишешь на диктофон, ты приходишь в гости, а гости приходят к тебе.
это очень странно принять. когда я смотрю фильмы, читаю, то стараюсь представить себя на месте главных героев, а не как раньше - эпизодического и непременно несчастливого персонажа. ах ах - это порочный путь. самоуничижение к хорошему не приводит.

я ложусь в двенадцать и просыпаюсь в семь. в книге, которую я сечас читаю, два мужика спят с одной бабой. смотрю кино на русском языке. варю фасоль и тушу её с капустой брокколи.
интересно, каким выйдет в газете мой материал о субботнем концерте? я продолжаю экспериментировать с формой - даже в мелочах, это не заметно читателю, но журналисту - вполне.
в этом году я не взяла "сезам". а очень хотелось. но будет следующий год, начну писать по-другому. я почти уже придумала, как именно.
какие ещё новости?

я завела вторую кошку. прямо сегодня. её зовут овсянка. кстати, она тоже прихрамывает.

14:00 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
я не писала, потому что очень уставала. вся неделя была такая - дикая, сложная. интересная.

в пятницу прихожу в поликлинику. в последний раз я была здесь полторы недели назад, ещё во времена жёлтых листьев. и на одной ноге. а вчера я захожу к нему, к травматологу, в кабинет на двух ногах. без костылей и трости. трость оставила в коридоре - для пущего эффекта.
- молодец, - потрясённо говорит врач.
- выписываем? - спрашиваю я.
- выписываем.

в среду я даже еду на репортаж - на выставку в городской архив. выгляжу я всё-таки чмовато и двигаюсь не вполне уверенно. но это не так важно. репортаж получается неплохим - я пробую себя в роли экскурсовода и в трёх с половиной тысячах знаков рассказываю, как выглядит экспозиция, посвящённая городским сми - вы всё равно туда никогда не пойдёте, кто же запишется на посещение в первой половине дня, когда работать надо?
поэтому слушайте меня - а я не погрешу против истины ни в одном слове. вы знаете, когда в городе появилось телевидение? а радио? узнаете.
пишу текст в четверг днём, пью кофе. мне нравится говорить. я не могу молчать.
а ещё больше мне нравится слушать.
не еду никуда на днюху. потому что оказалось, что нужно это делать заранее - за три дня до, чтобы попасть на концерт rs - я же не могу просто так. а поэтому еду в последние выхи ноября, там тоже будет нехуёвый концертик. да.
а с днюхой нужно подумать, что сделать. мне не хочется пьянки дома, быть может, выйти в лес и идти через лес? пока не знаю других вариантов. или сгонять куда-нибудь на клёвский репортаж. или спать весь день, а в ночи найти какую-нибудь странную тусу и присоединиться? или... или... ах, ну что-то придумается. несомненно.

ну и к концу ноября я буду совсем хомо эректус, сиречь человек прямоходящий. пока я только сапиенс, да и то не до конца.

а сегодня - ещё один репортаж. тусняк у ваньки. я пока не пью ваще ничего - но как только этот самый эректус случится, тогда и дёрну.
а щас пойду поем. тоже дело неплохое. и книжку почитаю. а то статус вк мотивирует.
но, самое интересное, читаю я вовсе не "автостопом по галактике". задумайтесь. я редко говорю всю правду. даже в мелочах.

19:57 

a joy #15

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
второй день прихожу домой и падаю спать. сложно восстанавливать режим. на больничном я ложилась в четыре утра и просыпалась к обеду.
а теперь вставать нужно в половину седьмого. ну или в семь - в крайнем случае.

в воскресенье я наматывала круги по квартире, пока не поняла, что срочно нужно что-то менять. надоело сидеть тут. к примеру, приехать на работу.
сказано - сделано. вызвала тачку с утра и радостно уехала в редакцию. а сегодня решила, что нефиг упрощать себе жизнь и пользоваться чит-кодом, я имею в виду такси. нет, настоящая лисица, если у неё снова четыре лапы, пользуется общественным транспортом. или ходит пешком.
я, если честно, не могла представить заранее, сколько времени займёт путь от дома до остановки. поэтому взяла с запасом и вышла в восемь - к девяти-то точно дойду до остановки (я действительно пока очень медленно двигаюсь). но я на себя нагнала - уже в восемь тридцать была в редакции.

работать хорошо. как же хорошо работать, писать, читать, править! я объясню потом, почему. когда будет не так хотеться спать.

22:06 

a joy #14

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
сегодняшний день был просто прекрасен, без базара.
а сейчас я ложусь спать. и это вторая самая главная радостная новсть. первую вы уже знаете.

15:18 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
а вот и обещанная тайна, которая уже не тайна ни разу.
я вышла на работу в "речь".
сама себя выписала с больничного.

и эти строки я пишу в редакции. мне было очень без неё плохо. невыразимо.

01:33 

a secret and a friendship

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
я подумала, что у меня почему-то нет ни одной тайны. ну, знаете, такой вещи или мысли, о которой никто-никто не знает. ни одна живая душа.
поэтому сегодня появилась тайна. небольшая. сроком на один день. но такаааая, о ней никто не знал, кроме меня.
пока не позвонил друг ванька, который приехал в череповец буквально на неделю. и я разболтала ему тайну. отлично умею хранить чужие секреты (рассказывайте:)), а свои - ну никак.
и тайну я скажу вам завтра. а сегодня - напишу про ваньку.

мне всегда везло встречать клёвых людей. и дружить с ними. но со всеми была самая обычная история знакомства. а вот с ванькой мы познакомились в питере, куда наши два класса поехали на экскурсию.
я рассказывала это уже тысячу раз, и в дневнике тоже. но пускай. это хорошие воспоминания.

я села в самый настоящий школьный плацкарт. кроме нашей группы (из учеников десятого "а" и одиннадцатого "а";) сюда же попали и десятиклассники из какой-то другой школы. те, чужие ребята, были умнее нас, прыщавых гимназистов, взявших с собой по баночке дынного коктейля. умнее и куражнее.
они выставили на столы несколько полуторалитровых бутылок лимонада "колокольчик", осушили по стакану - и сразу же стали пьяными. потому что в бутылках был вовсе не "колокольчик", вот почему.
/как водится, один из ненаших сразу же на меня запал. и как водится, самый восприимчивый к алкоголю. я же говорю - карма собирать неудачников. сперва ему было хорошо. потом - очень плохо. и под конец он повалился на свою нижнюю полку, схватил меня за руки и за свитер и прохрипел: "не уходи". так и пришлось с ним сидеть, волнуясь, как бы ему опять не стало плохо - в этот раз мне на брюки/
но это было ночью. а утром мы выбрались на перрон, я успешно избежала момента прощания с маявшимся после "колокольчика" похмельем. они - та школа - пошли в свою сторону. а мы в свою.
удивительный день. только-только началась зима. вот как щас, только было теплее, и снег таял прямо под ногами. я мало помню о нашей поездке, кроме дороги до питера - почти ничего. как мы всё утро гуляли по улицам, как ходили в музей ахматовой. как забирались в другие музеи греться. но в какие? и ели ли мы вообще?
не знаю. но устали бесконечно. кстати, именно в тот раз я узнала о своей способности - не теряться в незнакомом городе и запоминать маршрут, словно по нити ариадны, но не прилагая к тому никаких усилий.
но вот мы сделали передышку. спускался вечер. до поезда было три часа с небольшим.
- куда теперь? - спросила учительница катерина борисовна.
и все заговорили, перебивая друг друга: в гостинку! в макдональдс! гулять! посидеть! в магазин за шмотками!
а один чувак, невысокий и темноволосый, вышел вперёд и сказал: "а пойдёмте в музей блока!"
и все зашикали: ваня, мы хотим отдохнуть, сколько можно музеев. а я подумала: таких людей нужно ценить. и закричала:
- а да, давайте все пойдём к блоку! а чо - я тоже хочу к блоку!
наверное, я сказала это со своей обычной дурацкой улыбкой, потому что все заржали, а чувак ответил мне:
- вот не хочешь к блоку - и не ходи. я тебя не заставляю.
и отвернулся. и всё собрание разбежалось по своим гостинкам и макдакам. а мы остались.
- слушай, да не хотела я тебя обидеть. я ж не из прикола. а действительно хочу к блоку, - оправдывалась я.
- да ладно, чего уж там. пошли в казанский.

и мы пошли. ваня уже много раз был в казанском и рассказывал почище всякого экскурсовода.
так мы и познакомились.
а я впервые подружилась с человеком, настолько не похожим на меня. во всём.
ванька уважал русскую литературу, а я - зарубежную. ваня четыре раза прочитал "войну и мир". а я - всего 0,75 раз.
ванька верующий, а я - агностик, не к месту употребляющий слово "дзен".
ванька - абсолютный визуал, а я - вовсе нет. я не могла запомнить всех его художников и архитекторов, а он не отличал гребенщикова от арбениной.
ваня никогда никуда не приходил вовремя. а я наоборот - не умею опаздывать, если только с утра на работу.
ванька - экстраверт, вокруг него собиралось дикое количество людей. каждый год 22 сентября отмечается всеобщий праздник - день рождения вани зайцева, когда в маленькую квартиру набивается с тридцатник человек, все пьют, едят и курят. и даже мне, с моим полным неумением общаться, находилось там место.
мы дружили все два года школы и пять лет института. ванька поступил на худграф и благодаря нему я встретилась с сумасшедшими весёлыми художниками. и даже работала натурщицей - чтовыдумаетеяделала? - пабам! - показывала сиськи!
ванька - это невероятный пример человека, который никогда не спрашивал меня о том, о чём я не говорила. и не показывал, что знает больше, чем я говорю о своей жизни.

а затем ваня закончил худграф и уехал в питер, учиться в академию. и - ну вы знаете, как это бывает, когда друзья живут в разных городах и нечасто видятся. однажды они встречаются - и им становится не о чем говорить. и они списываются и созваниваются всё реже.
но - вы же знаете, если это настоящие друзья, когда-нибудь они понимают, что разные города - это всё фигня. и всё это "не о чем поговорить" куда-то к ебеням уходит. навсегда, я думаю. потому что расстояния расстояниями, а дружба - это до конца.
так и у нас получилось. мы снова приезжаем в гости, пьём пиво (или чай) и говорим - обо всём. потому что похеру, что разные и ничуть не похожие люди. есть одно общее, что я почувствовала тогда, 13 лет назад, - мы оба неудержимые. такие, которые не устают. и такие, кто хочет жить и узнавать что-то новое.
нам всем бывает сложно и херово. но мы бы никогда не захотели остановиться и успокоиться.

всё-таки настолько классно, что рядом со мной люди. и все обалденные. а плохих, скучных и неинтересных - очень мало.
а где-то через 12 часов я расскажу тайну. к тому моменту у меня уже всё получится сделать, что я хочу. вы можете догадаться - я не умею хранить свои секреты. но да, завтра одним моим страхом станет меньше.
ведь я же обещала ваньке, что сделаю это.

17:15 

a joy #13

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
а когда допишу этот пост, то сяду за статью. но могу потупить ещё немножко.

вчера в первый раз вымыла больную ногу. думаю, что читателей наверняка интересовал вопрос (а может, и нет, и всем было пофиг, но я всё равно скажу): как эти два с половиной месяца я поддерживала в чистоте сломанную конечность. ответ на этот вопрос заключается всего в двух словах: никак, блять! сперва я лежала в гипсе, месяц до операции меня даже не перевязывали. когда на столе гипс разрезали, даже заорала от боли. не смогла сдержаться и прокричала что-то типа: "ёптваюмать!"
а потом приехала в палату и первым делом поскакала к умывальнику - мыть то, что не было забинтовано. старая кожа отходила слоями.
потом мне нельзя было мочить место шва.
в среду шов сняли. но я занималась другой проблемой - как поставить себя на ноги. и даже дотрагиваться до того, во что превратилась конечность, было страшно. а ещё чувствовать железо под кожей - бррр.
ну ок, не железо, а нержавеюшку, но всё же.

но вчера я наконец-то с удовольствием погрузила ногу в тазик и смыла остатки йода и старой, превратившейся в мозоль, кожи.
ах, ёшкин же ты кот. кайфовее только мьюз слушать на полную громкость.

а сегодня я ходила уже с одним костылём. второй мне больше не нужен.

- мама, - говорю я, - мне нужна твоя помощь. сейчас буду учиться спускаться по лестнице и подниматься. постой внизу и посмотри.
маме страшно, и она всяко оттягивает момент, когда я выйду на площадку. но я открываю дверь. мама спускается по лестнице и оборачивается, чтобы посмотреть, как я стартану.
но я уже стартовала. и добираюсь до середины лестничного пролёта, когда встречаю её взгляд. мама не верит, что я могу это сделать с лёгкостью. я и сама не верила.
- иди домой, отдохни, - советует она после первого круга.
- пять. пять раз, - отвечаю я.
мама вздыхает. она знает, что я никогда не останавливалась.

какое счастье, что я больше ни разу не буду прыгать по лестнице на одной ноге. что меня больше не будут поднимать на руках. клянусь, если звёзды так сложатся, что я ещё раз окажусь в загсе в качестве главной героини романа, мой жених не вынесет меня из дверей на руках. ни хрена. теперь я буду ходить только сама.
всегда.

спасибо врачу, который сказал, что всё в моих руках. мне очень, очень сложно порой поверить в свои силы. двадцать семь лет за меня большей частью принимали решения другие люди. пусть даже близкие.
уже ровно одиннадцать месяцев как всё по-другому. и теперь я буду делать только то, что захочу.
это ахуительно.


20:51 

a joy #12

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
сегодня радостный пост снова будет кратким. потому что самое главное хорошее событие одно.

я придумала себе новое упражнение. тут недавно мы со стаской вспоминали историю успеха "сплина". стаска в "роктябре" на "нашем радио" узнал, кстати, что родригез - это кот. да. а вовсе не режиссёр.
под вечер я догрызла красную гранату, включила этот самый альбом и сделала упражнение - десять раз пройти от самого дальнего конца комнаты (там, где батарея) до сортира и обратно.
в этом посте низменно упоминается сортир, ну так из песни слова не.
сегодня я сделала это с двумя костылями - но они служили скорее для подстраховки. завтра хочу с одним.

я уже могу стоять без опоры на что-либо.
время приключений начинается. и будет дооолгим. в этот раз - очень долгим. на всю зиму точно хватит. а ещё и лето впереди.

16:56 

dreams and journalism

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
самое приятное занятие - это записывать свои сны. и догадываться, откуда какие кусочки дримовой мозаики прилетели.

ночью снилось, что мы с тигрой поехали в питер. и остановились в хостеле, который до жути напоминает обычную типовую зашекснинскую пятиэтажку - ну, знаете, с коническими зубцами, выкрашенными в один из трёх цветов - красный, голубой или странно-жёлтый, цвет мочи страдающего почечной болезнью. и сидим мы в этом хостеле в ночи вдвоём и понимаем - нужно пойти погулять.
а у подъезда (и в этом тоже схожесть с моим зашекснинским) тусуются пьяные гопники. только у нас они мирные, а здесь нет. и ни разу не интеллигентные питерские гопники, а такие - ваще урла. и они орут нам: "девушки, можно с вами познакомиться!" а рожи протокольные. мы отвечаем: "нет!" - и дальше идём. а они за нами бегут и орут уже что-то угрожающее.
никак не хочется, чтобы твою сумку отжали, а тебя - изнасиловали. и я от них бегу. а дело зимой, по колено в снегу приходится бежать, и трудно. и вот я уже добралась до здания, поразительно похожего на тридцать вторую школу за моим домом, смотрю: где тигра? тигры нигде нет, но урла её не поймала, потому что оба красавчика скачут за мной и почти нагнали. понимаю, что мы, сами того не зная, разделились. и вдруг, и вдруг...
и вдруг передо мной появляется кит. нет, не тот, который не рыба, но млекопитающее. а знакомый мой с погонялом кит, которого уже сто лет не видела и забыла, что он есть.
- илсе! - говорит он. - у меня день рождения, пошли отмечать!
гопники всё ближе. ну что - можно и к киту на день рождения.
тот хватает меня за руку и тянет - вокруг него мерцает какая-то странная дыра. телепорт.
/а если бы ты, алёна, не читала на ночь "автостопом по галактике", то и не было бы тебе телепорта/
кит переносит меня в квартиру моего брата. только не в ту, где он живёт сейчас, а в новую, которую он якобы недавно снял. на ваське. день рождения кита на хате брата уже даже не в самом разгаре, а ближе к финалу. все сонные или пьяные. или и сонные, и пьяные. почему-то сидят такие люди, с которыми теоретически знакомы и я, и мой брат, и кит (и половина нашего города точно): эсэс, крот, пиппин, и всё такое прочее. как мы все тут одновременно собрались в одном месте, причём в другом городе.
я волнуюсь за тигру и хочу ей позвонить, но села батарея у мобильника. ищу зарядник хоть у кого-нибудь. нигде зарядки нет, от отчаяния я втыкаю в мобилу кабель мультяшкиного зарядника от фотоаппарата - совершенно с другим разъёмом. получается.
- тигра, где ты? - ору в трубку. - куда ты убежала?
- да всё нормально, - отвечает тигра, - гуляем, идём к сенной площади.
- а с кем ты? - удивляюсь.
тигре повезло больше, чем мне, попавшей на дно рождения. тигру в пространственную петлю затянул интеллигентный скинхед, желающий узнать больше о готах и металлистах через общение с одним из представителей субкультуры.
тигра и скин гуляли всю ночь, за которую зима сменилась весной. я обнаружила это погодное смещение часов в пять утра, когда пошла курить на улицу из подъезда. выяснилось, что брат мой вовка снял квартиру в доме, принадлежавшем некоей секте иеговистского толка с масонским колоритом. на всех дверях нарисованы их символы. надписи на непонятных языках - шифры. люди странные бродят по коридорам в пять утра.
зато дёшево, наверное.

и сидим мы утренним утром, смотрим на рассвет с мультяшкой, ещё с какими-то людьми. а все остальные спят. и я думаю: вот щас пойду с интересующимся скинхедом знакомиться. кто-то вызывает такси, я жду открытия метро. май на улице, снег за ночь сошёл. и хорошо-то как.

меня удивляют сны. я в них не придумываю ни слова, ни детали. я вообще не умею придумывать. они, сны, всегда очень добрые и светлые. даже когда в жизни всё так себе.

а ещё - не про сны. а про работу. сегодня как раз был момент из таких, когда думаешь: да нафига я пошла в журналистику? когда сложный разговор, да ещё и на тему, в которой ты шаришь самую малость. и эта малость - довольно случайна. а надо написать текст. и не получается. хочется отшвырнуть костыли в сторону, сесть на табуретку и немедленно выпить. потому что - ну что ты, алёна, такая глупая и несуразная.
на самом деле я очень люблю эти моменты. когда всё получается в работе - это плохой знак. а если есть сложная задача - значит, всё нормально.
да, ты не можешь понять, что нужно делать. сейчас. но если журналист всегда, всегда понимает заранее, как будет выглядеть его материал. и когда пишет его за полчаса - это не журналист, а лошпендрия. бывает, что я скатываюсь в эту лошпендрию. но потом выправляюсь.
потому что фигово - это когда ты вовсе не готов писать, не знаешь, о чём спросить собеседника. когда он с тобой отказался говорить.
а нужно всего-то заранее придумывать вопросы. любые. даже самые идиотские. то, что первым придёт в голову. и не стоит волноваться, что ты не в теме. нельзя всё знать на свете. но к этому можно стремиться)
а кто не стремится и ничего не делает - тот как раз лошпендрия. и это не я.
и никто из моих знакомых и друзей, слава богу)

01:21 

a joy #12

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
продолжим.

1. самый большой кайф дня сегодняшнего - я ходила, опираясь на обе стопы. с костылями и ортопедической стелькой. но на обе стопы. каждый день несёт приятные сюрпризы.
конечно, это было страшно. но не более того.
2. ко мне приходила девушка, которая хочет стать журналистом. я часто и с удовольствием работаю с начинающими. скажу, почему с удовольствием.
когда я училась в десятом классе, захотела поступать на журфак. и даже написала две статьи - интервью и эссе. память моя милосердна, и я не помню, напечатали ли их где-либо. потому что обе статьи были гавно. даже в 15 лет я понимала это. но не могла взять в толк другое - как сделать так, чтобы они получились нормальными?
первый фейл в моей жизни. до этого удавалось всё. я ради прикола написала стихотворение про металлургический завод и выиграла на ученическом конкурсе с ним. стих был настолько полон клюквы и штампов, которые я любовно зарифмовала, что убрал с дороги всех возможных катренистых конкурентов. я за два месяца изучила программу по химии, рассчитанную на два учебных года. я писала сочинения, вышибавшие слезу.
а вот статью написать не смогла. при этом я не была лохом в вопросах журналистики - с детства читала газеты и смотрела новости. но у самой создать подобное кишка была тонка.
тогда я решила забыть о профессии корреспондента - не умеешь так не берись.
есть такая штука, которую не объясняют детям. а надо бы. если у тебя что-то не получилось с первой попытки, то это не значит, что не получится никогда. а когда у человека что-то не выходит, ему можно помочь. не сделать за него, а показать, что стоит исправить.
этим я и занимаюсь.
3. посмотрела четвёртую серию "вашей мамы". интересно, к концу которого по счёту сезона я заговорю по-английски? или я выбрала слишком простой сериал? в "вашей маме" всё понятно почти без словаря. но зато некоторые слова... ммм... теперь я знаю, что такое nipple. тема раскрыта полностью)
4. предыдущая запись - про отношения - всё же помогла мне кое-что понять. я легла на кровать и подумала: ну что-то же было общее во всех историях. наверное, это именно то, чего мне не хватало в жизни. и поняла, о чём речь. об эмоциональности. её мне было недостаточно во всех попытках сделать you and me. да. самые лучшие отношения - это когда ты можешь не сдерживать свои эмоции и не бояться, что другой человек упрекнёт тебя за это.
хорошая новость, потому что теперь я считаю все свои раздумья об отношениях законченными. психолог говорила, что мне понадобится около полугода. я справилась раньше.


23:13 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
а ровно одиннадцать месяцев назад такой же сильный снегопад упал на череповец. это был ничем не примечательныый факт, важный только для меня, потому что я в этот день оказалась на улице не в зимней одежде, а в пальто (без свитера под ним) и в кедах. в милых серых кедах, купленных за 300 рублей в магазине дешёвой одежды.
зима близко) смотрю на снег за окном и думаю, что приближается день рождения. для меня это ночь рождения, потому что увидела свет я в 4.50 a.m. в ноябре холодно, даже если нет снега. и я люблю ноябрь. в это время прекрасно заваривается чай после прогулок, рано темнеет, горит свет во всех окнах. и читаются книги. и можно чувствовать себя не человеком, а зверьком. про зверька зимой мне однажды сказала марина радугина, когда мы с ней шли на остановку: "на мне столько одежды, что я уже вовсе не человек, а зимний зверь. прикольно, что иногда чувствуешь себя девушкой, красивой девушкой, а иногда - зверьком".
когда слушаешь inni в уютной комнате и пьёшь чёрный с миндалём горячий чай, ты всегда зверь. возможно, как и я, слегка косолапый)

но зашла в дневник я вовсе не из желания позвериться. вчера ночью я читала статьи про отношения, а об этом приходится часто думать. мне советовала психолог размышлять, а верней - представлять, какими, с моей точки зрения, должны быть отношения между мужчиной и женщиной, чтобы они были хорошими и удачными.
всё лето мне было не до отношений и уж тем более - не до размышлений о них. а сейчас, на больничном, решила, что время подумать пришло. во-первых, я абсолютно свободна от различных игр на эту тему, а во-вторых, сама осень настраивает на мысли тёплые.
потому я решила сделать таак: закрыть глаза и представить себе вот эти самые идеальные отношения. первое, что придёт в голову. потому что никакого опыта в таких делах (я имею в виду - опыта положительного) у меня нет.
результат удивил. первая же история, которую придумало моё воображение, начиналась так: мама и папа шестилетнего мальчика решили развестись.
это была история с хорошо прописанными образами главных героев. то есть там был сам этот маленький мальчик, светловолосый, голубоглазый и уважающий прогулки в парке; мама - переводчик текста кинофильмов и сериалов, в длинном пальто, с сумкой на не менее длинном ремне; был папа - тоже какой-то трындец пафосный чел, летающий в командировки за границу каждые пару месяцев. ну и тому подобное. но история начиналась с развода.
нене. так не пойдёт. я похерила рассказ о счастливой семье (они так и не развелись, кстати) и сказала: придумаю другой. снова села на кровать, закрыла глаза, ощутила покалывание в пальцах рук и ног - вот оно, щас будет. вторая история поразила меня ещё больше. у неё было начало чуть оптимистичнее, но тоже завязанное на негативном концепте: девушка х и парень у не разговаривали друг с другом около года.

а это уже была подстава. история про разругавшихся и хранивших молчание шла довольно лихо - как раз до того момента, когда они должны были ну или помириться, или прыгнуть в койку, или отдубасить друг друга по мозгам и пойти кормить уточек. да. этот момент всё отдалялся и отдалялся, рассказ обрастал новыми деталями, а герои мириться не хотели.
охренеть. неужели я до такой степени не представляю себе модель счастливой семьи, что ничего не лезет в голову. ну, алёна, подумай, как может выглядеть любовь, ты же столько книг читала и кинох смотрела. давай, напрягись. закрывай глаза. расслабься. прыгай.
фантазия номер три (на самом деле номер четыре, но одна из предыдущих уже была описана на страницах дневника, потому я к ней не возвращаюсь): парень и девушка, сидя за столом, закидали друг друга чуть остывшим дошираком.

алёнка, а ты можешь в своих романтических мечтах никого не бить по голове учебником, не кидаться едой и не разбивать о голову понравившегося человека стаканы?
в последний раз я проделала это упражнение сегодня ночью, перед сном и почти засыпая. а утром проснулась и поняла: оееее, получилось, в этот раз обошлось без расставаний, ссор и членовредительства! только вот фигня в том, что пока я прикидывала, проснуться прямо щас или полежать ещё часик, совершенно забыла содержание истории счастливых отношений. помню только, что она была доброй и светлой, так что с того?

02:09 

a joy #11

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
хороших новостей будет мало, потому что я устала от того, что:
- ела весь день огромную красную гранату;
- читала две книги разом - в соседних вкладках;
- ходила по квартире, разрабатывая ногу;
- слушала охеренскую музыку;
- многократно пила чай.

мне кажется, этого достаточно)

02:39 

a joy #10

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
ну что, чуваки? настало время охуительных историй. ня.

сегодня травматолог в поликлинике сказал мне то, что я должна была услышать. потому что я знала это и так, но нужно было, чтобы кто-то это произнёс вслух.
врач сказал: "вы можете ходить. просто вы боитесь. с вами под наркозом нужно работать, потому что у вас все мышцы и суставы напряжены, так вам страшно. а вы девушка спортивная и ходить можете. будет очень больно, но так должно быть".
я знаю, что очень боюсь. я же говорила, что вся моя жизнь - это страх.
но и радость тоже, как спел борисборисыч. и радости больше.
я вернулась домой. посидела на скамейке перед подъездом. почувстовала, как клёво, когда всю тебя, до самых костей, пронизывает ветер. осенний восточный ветер. а деревья во дворе уже покрылись жёлтыми листьями. и их сметают в кучи дворники.
я на одной ноге запрыгнула на свой пятый этаж. выпила чашку вина за удачный исход событий. почитала новости, книгу дугласа адамса "автостопом по галактике" (а я уже добралась до второй повести цикла), съела тарелку тушёной картошки. вздремнула. скачала и послушала pulp.
захотела плакать. не заплакала.
было уже без десяти двенадцать, когда я прочитала, что сегодня день рождения бутусова. и по этому поводу нашла старые альбомы "наутилуса".
села делать упражнения на табуретке.
подумала, что ни хрена не радостно, что два месяца уже я не садилась на своё жёлтое кресло и вообще не заглядывала в тот конец комнаты, ограничив передвижение кухней-ванной-кроватью.
на четвереньках поползла к креслу. сделала все упражнения не на табурете, а на кресле. громко подпевала бутусову. несколько раз произнесла: "кормильцев бля крутой".
встала с кресла на обе ноги. но потом до кровати всё же пропрыгала на одной. скачала "регги левой ноги".
посмотрела вторую серию how i met your mother. поняла, какую именно песню я хочу услышать именно сейчас и под которую сделаю свои первые шаги. включила её.
взяла костыли и пошла. на костылях и на двух ногах. очень медленно и очень хуёво. но на двух. а не на одной.

страха не было. больше не было ваще.
потому что пока я сижу дома и боюсь, жизнь идёт там, за окном. и в чужих историях есть поезда, дороги, велосипеды и осенние листья. а я так не хочу. я завистливая.
ни хера. я тоже часть этого осеннего города. и часть планеты земля. и хочу ходить.
ну вот. и пошла. к концу следующей недели откажусь от костылей. просто потому что я так хочу. этой причины достаточно.

а вот тот трек, под который я сделала первые шаги. он называется так же, как книга. а книга тоже клёвая.
у меня опять не встраивается с ютуба, потому смотрите ссылку - www.youtube.com/watch?v=8P1W4_8pPEA


02:42 

вашу маму

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
а ещё подумалось, что за время болезни я научилась отчасти понимать (или приблизилась к пониманию) тех женщин и девушек, которых обычно в интернете именуют "тупая пизда". или как-нибудь ещё нелестно.
тех, что смотрят сериалы про любовь (бывает, что и русские), читают такие же романы, смотрят телепередачки "про жизнь" и читают книги по популярной психологии.
нет, не беспокойтесь, этого со мной не случилось, но я вроде бы врубилась, почему так происходит.

потому что когда рядом с тобой слишком мало жизни, хочется даже глотать суррогат, лишь бы чувствовать её, эту жизнь, которая почему-то проходит мимо.
вот стоит два месяца побыть на больничном, чтобы въехать в это ощущение.

ща будут сопли и рефлексия, стартуйте проматывать.
у меня уже был период, когда казалось, что всё, что может происходить, случается где-то не со мной.
вот какими были моё детство и юность: я тащилась от того, что могу в выходной проснуться, умыться и уйти чесать на весь день. садилась в первый попавшийся автобус, выходила на любой остановке и исследовала город. встречала знакомых и присоединялась к их компании. заходила в гости к друзьям, и мы гуляли вместе. а если никого не встречала и уставала бродить, доставала из рюкзака книжку и садилась читать на скамейку, а то и прямо на траву. и жизнь казалась великолепной. так проходили каждые весна, лето и осень.
и я не была какой-то невероятной распиздяйкой при этом. я числилась среди умных школьников и студентов, работала, бывало даже, что и в паре мест сразу, делала уборку дома. но вот этот воздух свободы - его ничем заменить нельзя. ты никогда не знаешь, где окажешься в следующий час. и так должно быть не раз в месяц, а каждый день. для подобных мне людей иначе жить невозможно.
а потом я переехала на городецкую, и выяснилось, что совместная жизнь - она совсем другая. то есть ни разу не такая, как ты привыкла. и даже в том случае, когда человек, которого ты любишь, хороший, очень хороший, как ромка лис, он не может этого в тебе принять. да никто, наверное, не может. только разве что стать частью этого.

а вы бы согласились, если бы человек, котрого вы любите, предложил вам: а давай на все выходные хуйнём просто гулять по городу.
- но куда? должна же быть какая-то цель?
- нафиг цель? куда глаза глядят, а заебёт - повернём обратно.
меня-то не заебёт, я так полжизни провела. захочется есть - купил в магазине сосиску в тесте или булочку-малютку, запил минералкой и дальше. взял из дома яблоко. станет холодно - сел в автобус. но летом тепло.

а вот когда вышло, что всё оно не так, тогда я и стала смотреть сериал. это было днище - сериал ещё и русский, какой-то, конфликтом напоминающий "дикого ангела", но не столь занятный. я просыпадась утром в половину девятого, на работу мне было к двум, потому я до десяти сидела в инете, в десять смотрела серию по телику, а после шла на кухню готовить обед. готовить я не умела никогда, и полученный результат смутил бы даже видавшего виды хиппаря, годы прокутившего на вписках.
мне было всё равно. у меня не выходит выполнять повторяющиеся действия. даже работу я всегда выбирала такую, чтобы каждый день не был похож на предыдущий.
сериал, название котрого я не запомнила, пожрал мои мысли. я думала о его героях почти всё время, не понимая, а почему у них-то всё что-то происходит, а у меня - нет? с какого хрена я тут на кухне жарю пельмени и взбиваю смесь для запеканки? почему я должна это делать ежедневно?
интересно, многих ли молодых хозяек одолевают подобные думы? и что они с этим делают?
я знаю. они тоже смотрят сериалы. и читают всякие "сумерки", искренне недоумевая, почему нельзя завалить в лесок красивого вампира и пить с ним на пару людскую кровь? почему вместо этого нужно мять фарш на котлеты и стирать носки?

вот щас у меня несколько похожее чувство. я не могу делать то, что мне хочется, а сижу на больничном третий месяц. люди есть, но они где-то "там" - в наружности. и автобус ездит там, а семнадцатый теперь - так ещё и по другому маршруту. и даже если люди приходят в гости, это всё равно не то, потому что ты не часть потока. ты не свободна. ты не можешь долго гнать велосипед, в глухих лугах его остановить и завалиться в этот глухой луг читать книжку. не можешь пить на улице из горла красное вино. много чо не можешь, кароч.

и я вам скажу, что щас сделала. я посмотрела первую серию how i met your mother.

00:09 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
у стаски вк есть группа "нужно больше котиков". вот я бы добавила: "нужно больше котиков не кормить". потому что кошка спелл мало того, что весь день сбрасывает с полок мои вещи, особенно косметику, как бы сигнализируя: "не скоро тебе, мать, понадобятся тушь и карандаш для глаз", но ещё и совершила свои важные большие дела четыре раза за сегодня.
четырежды насрать - это надо уметь. и я не только задолбалась убирать за кошкой, но ещё и совершила практически непоправимую ошибку, решив пойти на кухню курить, не включив там свет. нет, кошка спелл - зверь воспитанный. гадит она только в лоток. а кухонным полом всего лишь подтирает пушистую задницу. а я вступила в этот комсомол с размаху и вместо того, чтобы приятно провести пять минут на перекуре, стирала носки.

я надеюсь, что вас не вгоняют в краску такие описания. да это к тому же и интереснее, чем повестовавть, как сегодня в очередной раз прокачивала скилл интервью по телефону.

какую-то хрень я всё время несу в дневнике. но раз вы дочитали до этого места, расскажу воспоминание о прибалтах. эти прибалты приснились мне сегодня днём, когда я отдыхала, переслушивая "день серебра". лирическое отступление: под "день серебра" я всю осень и зиму десятого класса ездила в школу. альбом длится 45 минут - ровно как дорога до школы. поэтому переслушивать его занятно, когда на каждом треке подскакиваешь - "остановка ленинградская", "дкм", "суворова", пора выходить.
ну вот. и приснились мне прибалты. я их увидела, когда меня два года назад в газете заслали в театр. я же никому не рассказывала, что в последний раз в театре была ещё в школе - вот меня и отправляли писать о спектаклях.
а это были граждане одной бывшей союзной республики, приехавшие выступить у нас. город, из которого они прибыли, ещё в конце 19 века был вполне себе русским, а после революции всё вот как завертелось, что сейчас люди там на нашем великом и могучем говорят с премилым акцентом. трое прибалтов не прессухе произвели на меня настолько сильное впечатление, что, вернувшись в редакцию, я немедленно нашла их вк и показывала фотки всем коллегам - и желающим, и - особенно - нежелающим. а больше всего среди компании произносящих вместо мягких согласных твёрдые запал мне в душу режиссёр, который, по моему мнению, был просто нечеловечески, невероятно красив. я пялилась на него всю прессуху и строила бы глазки, если б умела. он очень похож на бывшего редактора "мира" кузнецова, ну, того, который на "лентапарке" говорит: "эээ, почему вы так херово работаете?" только постарше раза в два, конечно.
у прибалта, разумеется, со всей его красотой были жена и то ли двое, то ли трое детей, но ведь рассматривать фотки можно и для получения чисто эстетического удовольствия, которое почему-то со мной никто в редакции не разделил. я выслушала только - в очередной, но не в последний раз - что-то типа: "лиса, где ты таких жутких ваще находишь?"
ну да и ладно. как всегда, меня никто не поддерживает. и я выключила компьютер и пошла на их спектакль, будучи уверенной, что щас эти красивые заставят меня пожалеть о том, что я как-то десяток лет жила без театральных уик-эндов. и это стало самым большим разочарованием осени, потому что актёры забывали слова, а когда волновались (а волновались они часто), ещё и начинали их коверкать так, что сложно было вообще въехать, о чём речь.

ну, волнуются люди, с кем не бывает. так я думала. но ведь они няшки. няшкам можно. надо сказать, что в ту пору, два года назад, у меня бытовали несколько идеалистичные представления о человечестве. я искренне считала, что красивые люди, особенно связанные с высоким искусством, в жизни должны быть возвышенно-печальны, такой блоковский ореол. это вот такие как я - матерятся, курят (я очень долго считала, что курить - плохо) и пьют по пятницам пиво, рискуя получить ожирение. а приличные люди - нет.
на следующий день я пошла в другой театр, у меня тогда была ваще театральная осень, а вот в тот, где накануне играли няшки, собрались мои девчонки.
- лиса! лиса! знаешь? - рассказывали они мне на следующий день. - знаешь, лиса, кого мы видели? представь, прямо за нами сидели какие-то чуваки, которые себя во время спектакля вели как гопники. ржали, хрустели не то семечками, не то ещё какой едой, разговаривали. а когда спектакль закончился и включили свет, мы обернулись, чтобы увидеть, что там сидят за пэтэушники.
- и что? - спросила я. мне было не по себе, потому что я догадалась, но не хотела верить.
- там сидели твои прибалты. и они были даже не совсем трезвые. пьяные они были.
вот так я узнала, что даже если ты актёр, то можешь позволять себе вести себя в театре, как гопник, и даже если ты красивый прибалт, то можешь поставить дрянной спектакль и выпить лишку, знакомясь с прекрасным городом че.
это было одно из первых потрясений на пути к пониманию, что все люди не идеальны и такими быть просто не могут. и ничего плохого в этом нет. и если ты держищь высоко планку для себя, то для других её порой нужно опускать. они не дурные и не беспомощные. просто другие, с иными представлениями о жизни.

хотела ещё раз найти вк фотки красивого прибалта, но обнаружила, что совсем не помню, как его зовут. мне интересно, изменились ли за два года мои представления о внешней привлекательности.

"бог не фраер" (с)

главная