17:15 

a joy #13

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
а когда допишу этот пост, то сяду за статью. но могу потупить ещё немножко.

вчера в первый раз вымыла больную ногу. думаю, что читателей наверняка интересовал вопрос (а может, и нет, и всем было пофиг, но я всё равно скажу): как эти два с половиной месяца я поддерживала в чистоте сломанную конечность. ответ на этот вопрос заключается всего в двух словах: никак, блять! сперва я лежала в гипсе, месяц до операции меня даже не перевязывали. когда на столе гипс разрезали, даже заорала от боли. не смогла сдержаться и прокричала что-то типа: "ёптваюмать!"
а потом приехала в палату и первым делом поскакала к умывальнику - мыть то, что не было забинтовано. старая кожа отходила слоями.
потом мне нельзя было мочить место шва.
в среду шов сняли. но я занималась другой проблемой - как поставить себя на ноги. и даже дотрагиваться до того, во что превратилась конечность, было страшно. а ещё чувствовать железо под кожей - бррр.
ну ок, не железо, а нержавеюшку, но всё же.

но вчера я наконец-то с удовольствием погрузила ногу в тазик и смыла остатки йода и старой, превратившейся в мозоль, кожи.
ах, ёшкин же ты кот. кайфовее только мьюз слушать на полную громкость.

а сегодня я ходила уже с одним костылём. второй мне больше не нужен.

- мама, - говорю я, - мне нужна твоя помощь. сейчас буду учиться спускаться по лестнице и подниматься. постой внизу и посмотри.
маме страшно, и она всяко оттягивает момент, когда я выйду на площадку. но я открываю дверь. мама спускается по лестнице и оборачивается, чтобы посмотреть, как я стартану.
но я уже стартовала. и добираюсь до середины лестничного пролёта, когда встречаю её взгляд. мама не верит, что я могу это сделать с лёгкостью. я и сама не верила.
- иди домой, отдохни, - советует она после первого круга.
- пять. пять раз, - отвечаю я.
мама вздыхает. она знает, что я никогда не останавливалась.

какое счастье, что я больше ни разу не буду прыгать по лестнице на одной ноге. что меня больше не будут поднимать на руках. клянусь, если звёзды так сложатся, что я ещё раз окажусь в загсе в качестве главной героини романа, мой жених не вынесет меня из дверей на руках. ни хрена. теперь я буду ходить только сама.
всегда.

спасибо врачу, который сказал, что всё в моих руках. мне очень, очень сложно порой поверить в свои силы. двадцать семь лет за меня большей частью принимали решения другие люди. пусть даже близкие.
уже ровно одиннадцать месяцев как всё по-другому. и теперь я буду делать только то, что захочу.
это ахуительно.


20:51 

a joy #12

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
сегодня радостный пост снова будет кратким. потому что самое главное хорошее событие одно.

я придумала себе новое упражнение. тут недавно мы со стаской вспоминали историю успеха "сплина". стаска в "роктябре" на "нашем радио" узнал, кстати, что родригез - это кот. да. а вовсе не режиссёр.
под вечер я догрызла красную гранату, включила этот самый альбом и сделала упражнение - десять раз пройти от самого дальнего конца комнаты (там, где батарея) до сортира и обратно.
в этом посте низменно упоминается сортир, ну так из песни слова не.
сегодня я сделала это с двумя костылями - но они служили скорее для подстраховки. завтра хочу с одним.

я уже могу стоять без опоры на что-либо.
время приключений начинается. и будет дооолгим. в этот раз - очень долгим. на всю зиму точно хватит. а ещё и лето впереди.

16:56 

dreams and journalism

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
самое приятное занятие - это записывать свои сны. и догадываться, откуда какие кусочки дримовой мозаики прилетели.

ночью снилось, что мы с тигрой поехали в питер. и остановились в хостеле, который до жути напоминает обычную типовую зашекснинскую пятиэтажку - ну, знаете, с коническими зубцами, выкрашенными в один из трёх цветов - красный, голубой или странно-жёлтый, цвет мочи страдающего почечной болезнью. и сидим мы в этом хостеле в ночи вдвоём и понимаем - нужно пойти погулять.
а у подъезда (и в этом тоже схожесть с моим зашекснинским) тусуются пьяные гопники. только у нас они мирные, а здесь нет. и ни разу не интеллигентные питерские гопники, а такие - ваще урла. и они орут нам: "девушки, можно с вами познакомиться!" а рожи протокольные. мы отвечаем: "нет!" - и дальше идём. а они за нами бегут и орут уже что-то угрожающее.
никак не хочется, чтобы твою сумку отжали, а тебя - изнасиловали. и я от них бегу. а дело зимой, по колено в снегу приходится бежать, и трудно. и вот я уже добралась до здания, поразительно похожего на тридцать вторую школу за моим домом, смотрю: где тигра? тигры нигде нет, но урла её не поймала, потому что оба красавчика скачут за мной и почти нагнали. понимаю, что мы, сами того не зная, разделились. и вдруг, и вдруг...
и вдруг передо мной появляется кит. нет, не тот, который не рыба, но млекопитающее. а знакомый мой с погонялом кит, которого уже сто лет не видела и забыла, что он есть.
- илсе! - говорит он. - у меня день рождения, пошли отмечать!
гопники всё ближе. ну что - можно и к киту на день рождения.
тот хватает меня за руку и тянет - вокруг него мерцает какая-то странная дыра. телепорт.
/а если бы ты, алёна, не читала на ночь "автостопом по галактике", то и не было бы тебе телепорта/
кит переносит меня в квартиру моего брата. только не в ту, где он живёт сейчас, а в новую, которую он якобы недавно снял. на ваське. день рождения кита на хате брата уже даже не в самом разгаре, а ближе к финалу. все сонные или пьяные. или и сонные, и пьяные. почему-то сидят такие люди, с которыми теоретически знакомы и я, и мой брат, и кит (и половина нашего города точно): эсэс, крот, пиппин, и всё такое прочее. как мы все тут одновременно собрались в одном месте, причём в другом городе.
я волнуюсь за тигру и хочу ей позвонить, но села батарея у мобильника. ищу зарядник хоть у кого-нибудь. нигде зарядки нет, от отчаяния я втыкаю в мобилу кабель мультяшкиного зарядника от фотоаппарата - совершенно с другим разъёмом. получается.
- тигра, где ты? - ору в трубку. - куда ты убежала?
- да всё нормально, - отвечает тигра, - гуляем, идём к сенной площади.
- а с кем ты? - удивляюсь.
тигре повезло больше, чем мне, попавшей на дно рождения. тигру в пространственную петлю затянул интеллигентный скинхед, желающий узнать больше о готах и металлистах через общение с одним из представителей субкультуры.
тигра и скин гуляли всю ночь, за которую зима сменилась весной. я обнаружила это погодное смещение часов в пять утра, когда пошла курить на улицу из подъезда. выяснилось, что брат мой вовка снял квартиру в доме, принадлежавшем некоей секте иеговистского толка с масонским колоритом. на всех дверях нарисованы их символы. надписи на непонятных языках - шифры. люди странные бродят по коридорам в пять утра.
зато дёшево, наверное.

и сидим мы утренним утром, смотрим на рассвет с мультяшкой, ещё с какими-то людьми. а все остальные спят. и я думаю: вот щас пойду с интересующимся скинхедом знакомиться. кто-то вызывает такси, я жду открытия метро. май на улице, снег за ночь сошёл. и хорошо-то как.

меня удивляют сны. я в них не придумываю ни слова, ни детали. я вообще не умею придумывать. они, сны, всегда очень добрые и светлые. даже когда в жизни всё так себе.

а ещё - не про сны. а про работу. сегодня как раз был момент из таких, когда думаешь: да нафига я пошла в журналистику? когда сложный разговор, да ещё и на тему, в которой ты шаришь самую малость. и эта малость - довольно случайна. а надо написать текст. и не получается. хочется отшвырнуть костыли в сторону, сесть на табуретку и немедленно выпить. потому что - ну что ты, алёна, такая глупая и несуразная.
на самом деле я очень люблю эти моменты. когда всё получается в работе - это плохой знак. а если есть сложная задача - значит, всё нормально.
да, ты не можешь понять, что нужно делать. сейчас. но если журналист всегда, всегда понимает заранее, как будет выглядеть его материал. и когда пишет его за полчаса - это не журналист, а лошпендрия. бывает, что я скатываюсь в эту лошпендрию. но потом выправляюсь.
потому что фигово - это когда ты вовсе не готов писать, не знаешь, о чём спросить собеседника. когда он с тобой отказался говорить.
а нужно всего-то заранее придумывать вопросы. любые. даже самые идиотские. то, что первым придёт в голову. и не стоит волноваться, что ты не в теме. нельзя всё знать на свете. но к этому можно стремиться)
а кто не стремится и ничего не делает - тот как раз лошпендрия. и это не я.
и никто из моих знакомых и друзей, слава богу)

01:21 

a joy #12

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
продолжим.

1. самый большой кайф дня сегодняшнего - я ходила, опираясь на обе стопы. с костылями и ортопедической стелькой. но на обе стопы. каждый день несёт приятные сюрпризы.
конечно, это было страшно. но не более того.
2. ко мне приходила девушка, которая хочет стать журналистом. я часто и с удовольствием работаю с начинающими. скажу, почему с удовольствием.
когда я училась в десятом классе, захотела поступать на журфак. и даже написала две статьи - интервью и эссе. память моя милосердна, и я не помню, напечатали ли их где-либо. потому что обе статьи были гавно. даже в 15 лет я понимала это. но не могла взять в толк другое - как сделать так, чтобы они получились нормальными?
первый фейл в моей жизни. до этого удавалось всё. я ради прикола написала стихотворение про металлургический завод и выиграла на ученическом конкурсе с ним. стих был настолько полон клюквы и штампов, которые я любовно зарифмовала, что убрал с дороги всех возможных катренистых конкурентов. я за два месяца изучила программу по химии, рассчитанную на два учебных года. я писала сочинения, вышибавшие слезу.
а вот статью написать не смогла. при этом я не была лохом в вопросах журналистики - с детства читала газеты и смотрела новости. но у самой создать подобное кишка была тонка.
тогда я решила забыть о профессии корреспондента - не умеешь так не берись.
есть такая штука, которую не объясняют детям. а надо бы. если у тебя что-то не получилось с первой попытки, то это не значит, что не получится никогда. а когда у человека что-то не выходит, ему можно помочь. не сделать за него, а показать, что стоит исправить.
этим я и занимаюсь.
3. посмотрела четвёртую серию "вашей мамы". интересно, к концу которого по счёту сезона я заговорю по-английски? или я выбрала слишком простой сериал? в "вашей маме" всё понятно почти без словаря. но зато некоторые слова... ммм... теперь я знаю, что такое nipple. тема раскрыта полностью)
4. предыдущая запись - про отношения - всё же помогла мне кое-что понять. я легла на кровать и подумала: ну что-то же было общее во всех историях. наверное, это именно то, чего мне не хватало в жизни. и поняла, о чём речь. об эмоциональности. её мне было недостаточно во всех попытках сделать you and me. да. самые лучшие отношения - это когда ты можешь не сдерживать свои эмоции и не бояться, что другой человек упрекнёт тебя за это.
хорошая новость, потому что теперь я считаю все свои раздумья об отношениях законченными. психолог говорила, что мне понадобится около полугода. я справилась раньше.


23:13 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
а ровно одиннадцать месяцев назад такой же сильный снегопад упал на череповец. это был ничем не примечательныый факт, важный только для меня, потому что я в этот день оказалась на улице не в зимней одежде, а в пальто (без свитера под ним) и в кедах. в милых серых кедах, купленных за 300 рублей в магазине дешёвой одежды.
зима близко) смотрю на снег за окном и думаю, что приближается день рождения. для меня это ночь рождения, потому что увидела свет я в 4.50 a.m. в ноябре холодно, даже если нет снега. и я люблю ноябрь. в это время прекрасно заваривается чай после прогулок, рано темнеет, горит свет во всех окнах. и читаются книги. и можно чувствовать себя не человеком, а зверьком. про зверька зимой мне однажды сказала марина радугина, когда мы с ней шли на остановку: "на мне столько одежды, что я уже вовсе не человек, а зимний зверь. прикольно, что иногда чувствуешь себя девушкой, красивой девушкой, а иногда - зверьком".
когда слушаешь inni в уютной комнате и пьёшь чёрный с миндалём горячий чай, ты всегда зверь. возможно, как и я, слегка косолапый)

но зашла в дневник я вовсе не из желания позвериться. вчера ночью я читала статьи про отношения, а об этом приходится часто думать. мне советовала психолог размышлять, а верней - представлять, какими, с моей точки зрения, должны быть отношения между мужчиной и женщиной, чтобы они были хорошими и удачными.
всё лето мне было не до отношений и уж тем более - не до размышлений о них. а сейчас, на больничном, решила, что время подумать пришло. во-первых, я абсолютно свободна от различных игр на эту тему, а во-вторых, сама осень настраивает на мысли тёплые.
потому я решила сделать таак: закрыть глаза и представить себе вот эти самые идеальные отношения. первое, что придёт в голову. потому что никакого опыта в таких делах (я имею в виду - опыта положительного) у меня нет.
результат удивил. первая же история, которую придумало моё воображение, начиналась так: мама и папа шестилетнего мальчика решили развестись.
это была история с хорошо прописанными образами главных героев. то есть там был сам этот маленький мальчик, светловолосый, голубоглазый и уважающий прогулки в парке; мама - переводчик текста кинофильмов и сериалов, в длинном пальто, с сумкой на не менее длинном ремне; был папа - тоже какой-то трындец пафосный чел, летающий в командировки за границу каждые пару месяцев. ну и тому подобное. но история начиналась с развода.
нене. так не пойдёт. я похерила рассказ о счастливой семье (они так и не развелись, кстати) и сказала: придумаю другой. снова села на кровать, закрыла глаза, ощутила покалывание в пальцах рук и ног - вот оно, щас будет. вторая история поразила меня ещё больше. у неё было начало чуть оптимистичнее, но тоже завязанное на негативном концепте: девушка х и парень у не разговаривали друг с другом около года.

а это уже была подстава. история про разругавшихся и хранивших молчание шла довольно лихо - как раз до того момента, когда они должны были ну или помириться, или прыгнуть в койку, или отдубасить друг друга по мозгам и пойти кормить уточек. да. этот момент всё отдалялся и отдалялся, рассказ обрастал новыми деталями, а герои мириться не хотели.
охренеть. неужели я до такой степени не представляю себе модель счастливой семьи, что ничего не лезет в голову. ну, алёна, подумай, как может выглядеть любовь, ты же столько книг читала и кинох смотрела. давай, напрягись. закрывай глаза. расслабься. прыгай.
фантазия номер три (на самом деле номер четыре, но одна из предыдущих уже была описана на страницах дневника, потому я к ней не возвращаюсь): парень и девушка, сидя за столом, закидали друг друга чуть остывшим дошираком.

алёнка, а ты можешь в своих романтических мечтах никого не бить по голове учебником, не кидаться едой и не разбивать о голову понравившегося человека стаканы?
в последний раз я проделала это упражнение сегодня ночью, перед сном и почти засыпая. а утром проснулась и поняла: оееее, получилось, в этот раз обошлось без расставаний, ссор и членовредительства! только вот фигня в том, что пока я прикидывала, проснуться прямо щас или полежать ещё часик, совершенно забыла содержание истории счастливых отношений. помню только, что она была доброй и светлой, так что с того?

02:09 

a joy #11

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
хороших новостей будет мало, потому что я устала от того, что:
- ела весь день огромную красную гранату;
- читала две книги разом - в соседних вкладках;
- ходила по квартире, разрабатывая ногу;
- слушала охеренскую музыку;
- многократно пила чай.

мне кажется, этого достаточно)

02:39 

a joy #10

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
ну что, чуваки? настало время охуительных историй. ня.

сегодня травматолог в поликлинике сказал мне то, что я должна была услышать. потому что я знала это и так, но нужно было, чтобы кто-то это произнёс вслух.
врач сказал: "вы можете ходить. просто вы боитесь. с вами под наркозом нужно работать, потому что у вас все мышцы и суставы напряжены, так вам страшно. а вы девушка спортивная и ходить можете. будет очень больно, но так должно быть".
я знаю, что очень боюсь. я же говорила, что вся моя жизнь - это страх.
но и радость тоже, как спел борисборисыч. и радости больше.
я вернулась домой. посидела на скамейке перед подъездом. почувстовала, как клёво, когда всю тебя, до самых костей, пронизывает ветер. осенний восточный ветер. а деревья во дворе уже покрылись жёлтыми листьями. и их сметают в кучи дворники.
я на одной ноге запрыгнула на свой пятый этаж. выпила чашку вина за удачный исход событий. почитала новости, книгу дугласа адамса "автостопом по галактике" (а я уже добралась до второй повести цикла), съела тарелку тушёной картошки. вздремнула. скачала и послушала pulp.
захотела плакать. не заплакала.
было уже без десяти двенадцать, когда я прочитала, что сегодня день рождения бутусова. и по этому поводу нашла старые альбомы "наутилуса".
села делать упражнения на табуретке.
подумала, что ни хрена не радостно, что два месяца уже я не садилась на своё жёлтое кресло и вообще не заглядывала в тот конец комнаты, ограничив передвижение кухней-ванной-кроватью.
на четвереньках поползла к креслу. сделала все упражнения не на табурете, а на кресле. громко подпевала бутусову. несколько раз произнесла: "кормильцев бля крутой".
встала с кресла на обе ноги. но потом до кровати всё же пропрыгала на одной. скачала "регги левой ноги".
посмотрела вторую серию how i met your mother. поняла, какую именно песню я хочу услышать именно сейчас и под которую сделаю свои первые шаги. включила её.
взяла костыли и пошла. на костылях и на двух ногах. очень медленно и очень хуёво. но на двух. а не на одной.

страха не было. больше не было ваще.
потому что пока я сижу дома и боюсь, жизнь идёт там, за окном. и в чужих историях есть поезда, дороги, велосипеды и осенние листья. а я так не хочу. я завистливая.
ни хера. я тоже часть этого осеннего города. и часть планеты земля. и хочу ходить.
ну вот. и пошла. к концу следующей недели откажусь от костылей. просто потому что я так хочу. этой причины достаточно.

а вот тот трек, под который я сделала первые шаги. он называется так же, как книга. а книга тоже клёвая.
у меня опять не встраивается с ютуба, потому смотрите ссылку - www.youtube.com/watch?v=8P1W4_8pPEA


02:42 

вашу маму

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
а ещё подумалось, что за время болезни я научилась отчасти понимать (или приблизилась к пониманию) тех женщин и девушек, которых обычно в интернете именуют "тупая пизда". или как-нибудь ещё нелестно.
тех, что смотрят сериалы про любовь (бывает, что и русские), читают такие же романы, смотрят телепередачки "про жизнь" и читают книги по популярной психологии.
нет, не беспокойтесь, этого со мной не случилось, но я вроде бы врубилась, почему так происходит.

потому что когда рядом с тобой слишком мало жизни, хочется даже глотать суррогат, лишь бы чувствовать её, эту жизнь, которая почему-то проходит мимо.
вот стоит два месяца побыть на больничном, чтобы въехать в это ощущение.

ща будут сопли и рефлексия, стартуйте проматывать.
у меня уже был период, когда казалось, что всё, что может происходить, случается где-то не со мной.
вот какими были моё детство и юность: я тащилась от того, что могу в выходной проснуться, умыться и уйти чесать на весь день. садилась в первый попавшийся автобус, выходила на любой остановке и исследовала город. встречала знакомых и присоединялась к их компании. заходила в гости к друзьям, и мы гуляли вместе. а если никого не встречала и уставала бродить, доставала из рюкзака книжку и садилась читать на скамейку, а то и прямо на траву. и жизнь казалась великолепной. так проходили каждые весна, лето и осень.
и я не была какой-то невероятной распиздяйкой при этом. я числилась среди умных школьников и студентов, работала, бывало даже, что и в паре мест сразу, делала уборку дома. но вот этот воздух свободы - его ничем заменить нельзя. ты никогда не знаешь, где окажешься в следующий час. и так должно быть не раз в месяц, а каждый день. для подобных мне людей иначе жить невозможно.
а потом я переехала на городецкую, и выяснилось, что совместная жизнь - она совсем другая. то есть ни разу не такая, как ты привыкла. и даже в том случае, когда человек, которого ты любишь, хороший, очень хороший, как ромка лис, он не может этого в тебе принять. да никто, наверное, не может. только разве что стать частью этого.

а вы бы согласились, если бы человек, котрого вы любите, предложил вам: а давай на все выходные хуйнём просто гулять по городу.
- но куда? должна же быть какая-то цель?
- нафиг цель? куда глаза глядят, а заебёт - повернём обратно.
меня-то не заебёт, я так полжизни провела. захочется есть - купил в магазине сосиску в тесте или булочку-малютку, запил минералкой и дальше. взял из дома яблоко. станет холодно - сел в автобус. но летом тепло.

а вот когда вышло, что всё оно не так, тогда я и стала смотреть сериал. это было днище - сериал ещё и русский, какой-то, конфликтом напоминающий "дикого ангела", но не столь занятный. я просыпадась утром в половину девятого, на работу мне было к двум, потому я до десяти сидела в инете, в десять смотрела серию по телику, а после шла на кухню готовить обед. готовить я не умела никогда, и полученный результат смутил бы даже видавшего виды хиппаря, годы прокутившего на вписках.
мне было всё равно. у меня не выходит выполнять повторяющиеся действия. даже работу я всегда выбирала такую, чтобы каждый день не был похож на предыдущий.
сериал, название котрого я не запомнила, пожрал мои мысли. я думала о его героях почти всё время, не понимая, а почему у них-то всё что-то происходит, а у меня - нет? с какого хрена я тут на кухне жарю пельмени и взбиваю смесь для запеканки? почему я должна это делать ежедневно?
интересно, многих ли молодых хозяек одолевают подобные думы? и что они с этим делают?
я знаю. они тоже смотрят сериалы. и читают всякие "сумерки", искренне недоумевая, почему нельзя завалить в лесок красивого вампира и пить с ним на пару людскую кровь? почему вместо этого нужно мять фарш на котлеты и стирать носки?

вот щас у меня несколько похожее чувство. я не могу делать то, что мне хочется, а сижу на больничном третий месяц. люди есть, но они где-то "там" - в наружности. и автобус ездит там, а семнадцатый теперь - так ещё и по другому маршруту. и даже если люди приходят в гости, это всё равно не то, потому что ты не часть потока. ты не свободна. ты не можешь долго гнать велосипед, в глухих лугах его остановить и завалиться в этот глухой луг читать книжку. не можешь пить на улице из горла красное вино. много чо не можешь, кароч.

и я вам скажу, что щас сделала. я посмотрела первую серию how i met your mother.

00:09 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
у стаски вк есть группа "нужно больше котиков". вот я бы добавила: "нужно больше котиков не кормить". потому что кошка спелл мало того, что весь день сбрасывает с полок мои вещи, особенно косметику, как бы сигнализируя: "не скоро тебе, мать, понадобятся тушь и карандаш для глаз", но ещё и совершила свои важные большие дела четыре раза за сегодня.
четырежды насрать - это надо уметь. и я не только задолбалась убирать за кошкой, но ещё и совершила практически непоправимую ошибку, решив пойти на кухню курить, не включив там свет. нет, кошка спелл - зверь воспитанный. гадит она только в лоток. а кухонным полом всего лишь подтирает пушистую задницу. а я вступила в этот комсомол с размаху и вместо того, чтобы приятно провести пять минут на перекуре, стирала носки.

я надеюсь, что вас не вгоняют в краску такие описания. да это к тому же и интереснее, чем повестовавть, как сегодня в очередной раз прокачивала скилл интервью по телефону.

какую-то хрень я всё время несу в дневнике. но раз вы дочитали до этого места, расскажу воспоминание о прибалтах. эти прибалты приснились мне сегодня днём, когда я отдыхала, переслушивая "день серебра". лирическое отступление: под "день серебра" я всю осень и зиму десятого класса ездила в школу. альбом длится 45 минут - ровно как дорога до школы. поэтому переслушивать его занятно, когда на каждом треке подскакиваешь - "остановка ленинградская", "дкм", "суворова", пора выходить.
ну вот. и приснились мне прибалты. я их увидела, когда меня два года назад в газете заслали в театр. я же никому не рассказывала, что в последний раз в театре была ещё в школе - вот меня и отправляли писать о спектаклях.
а это были граждане одной бывшей союзной республики, приехавшие выступить у нас. город, из которого они прибыли, ещё в конце 19 века был вполне себе русским, а после революции всё вот как завертелось, что сейчас люди там на нашем великом и могучем говорят с премилым акцентом. трое прибалтов не прессухе произвели на меня настолько сильное впечатление, что, вернувшись в редакцию, я немедленно нашла их вк и показывала фотки всем коллегам - и желающим, и - особенно - нежелающим. а больше всего среди компании произносящих вместо мягких согласных твёрдые запал мне в душу режиссёр, который, по моему мнению, был просто нечеловечески, невероятно красив. я пялилась на него всю прессуху и строила бы глазки, если б умела. он очень похож на бывшего редактора "мира" кузнецова, ну, того, который на "лентапарке" говорит: "эээ, почему вы так херово работаете?" только постарше раза в два, конечно.
у прибалта, разумеется, со всей его красотой были жена и то ли двое, то ли трое детей, но ведь рассматривать фотки можно и для получения чисто эстетического удовольствия, которое почему-то со мной никто в редакции не разделил. я выслушала только - в очередной, но не в последний раз - что-то типа: "лиса, где ты таких жутких ваще находишь?"
ну да и ладно. как всегда, меня никто не поддерживает. и я выключила компьютер и пошла на их спектакль, будучи уверенной, что щас эти красивые заставят меня пожалеть о том, что я как-то десяток лет жила без театральных уик-эндов. и это стало самым большим разочарованием осени, потому что актёры забывали слова, а когда волновались (а волновались они часто), ещё и начинали их коверкать так, что сложно было вообще въехать, о чём речь.

ну, волнуются люди, с кем не бывает. так я думала. но ведь они няшки. няшкам можно. надо сказать, что в ту пору, два года назад, у меня бытовали несколько идеалистичные представления о человечестве. я искренне считала, что красивые люди, особенно связанные с высоким искусством, в жизни должны быть возвышенно-печальны, такой блоковский ореол. это вот такие как я - матерятся, курят (я очень долго считала, что курить - плохо) и пьют по пятницам пиво, рискуя получить ожирение. а приличные люди - нет.
на следующий день я пошла в другой театр, у меня тогда была ваще театральная осень, а вот в тот, где накануне играли няшки, собрались мои девчонки.
- лиса! лиса! знаешь? - рассказывали они мне на следующий день. - знаешь, лиса, кого мы видели? представь, прямо за нами сидели какие-то чуваки, которые себя во время спектакля вели как гопники. ржали, хрустели не то семечками, не то ещё какой едой, разговаривали. а когда спектакль закончился и включили свет, мы обернулись, чтобы увидеть, что там сидят за пэтэушники.
- и что? - спросила я. мне было не по себе, потому что я догадалась, но не хотела верить.
- там сидели твои прибалты. и они были даже не совсем трезвые. пьяные они были.
вот так я узнала, что даже если ты актёр, то можешь позволять себе вести себя в театре, как гопник, и даже если ты красивый прибалт, то можешь поставить дрянной спектакль и выпить лишку, знакомясь с прекрасным городом че.
это было одно из первых потрясений на пути к пониманию, что все люди не идеальны и такими быть просто не могут. и ничего плохого в этом нет. и если ты держищь высоко планку для себя, то для других её порой нужно опускать. они не дурные и не беспомощные. просто другие, с иными представлениями о жизни.

хотела ещё раз найти вк фотки красивого прибалта, но обнаружила, что совсем не помню, как его зовут. мне интересно, изменились ли за два года мои представления о внешней привлекательности.

18:53 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
перестала алёна пользоваться аском, потому что там окопался прочно тот самый забаненный мной вконтактике мистический поэт-анархист. истинно вам говорю: всё зло на земле от стихов и поэзии, на! а на аске внести в чёрный список нельзя, вот он и продолжает существовать.
есть подозрение, что этот чувак - очень-очень толстый тролль, который почему-то избрал своей мишенью меня. не знаю, почему. я ему ничего плохого не сделала, кроме того, что один раз обложила матом (и то не с присущей мне виртуозностью) и забанила в соцсети - в ответ его многочисленные неразумные комментарии и сообщения.
а может, просто хам. я до последнего верю в нормальность людей, а потому объяснила ему в личке, зачем не нужно мне писать: чувак, у меня большие проблемы со здоровьем, весной я перенесла ещё и душевную травму, а твои попытки подружиться никак не примиряют меня с окружающей реальностью. пиши кому-нибудь другому, что тебе стоит, а не печальной лисице.
но я в курсе, что карма такая - адекватные люди не цепляются, зато подобных чуваку - сколько угодно. я уже поняла: им можно не объяснять, что они мне не интересны. это даже не троллинг с их стороны, а искреннее непонимание: как меня, такого хорошего, можно послать на хер? они уверены в собственной невъебенности. вот что их отличает.
я, к примеру, вовсе не считаю себя настолько клёвой, чтобы нравиться всем подряд людям. и у всех вызывать желание со мной пообщаться. нет! я признаю, что другому человеку может быть со мной неинтересно. и не навязываюсь никогда, блин!

но есть такая категория людей, которые в это не въезжают. то есть как - со мной не хотят разговаривать? ведь я же не обижаю никого, я просто хочу поговорить!
одному такому мачо прелестной белой ночью на набережной невы минут с десять пришлось повторять: чувак, мы с подругой видимся раз в полгода, а то и реже. сейчас как раз такой раз, дай мы посидим вдвоём и прикончим наконец бутылку винища.
а тот всё никак не въезжал: нет, ну у нас найдутся общие темы для разговора, да по-любому есть какие-то темы, в которых я хорошо разбираюсь и могу вам о них поведать.
или тот, который смертельно на меня обиделся из-за того, что я хотела спать и слушать плеер, а не его. не хочу, значицца, поддерживать диалог в компании.
меня выбешивает в людях эта черта характера.

а этот мистический написал мне на аске послание, которым я уже делилась с людьми, но повторю ещё раз, потому что это удивительно прекрасно в своей идиотичности:
"С международным днем девочек ;-) какой бы большой и взрослой ты ни была... пусть ножка восстанавливается скорее...и улыбка в столь милом твоем лице освящает глаза людей тебя лицезреющих ;-)"

именно так. улыбка в лице людей, меня лицезреющих, да ещё и освящённая. нет, я освящена, конечно, самим фактом писания о визите в череповец епископа игнатия, так что чел не гонит.
но ах, какую сука кудрявую петрушку надо курить, чтобы завернуть такую конструкцию, не лишённую, замечу, некоторой поэтичности, со многими лицами и расползающейся промеж ними улыбкой.

а вчера и так был на редкость мрачный день. я была зла, словно тысяча чертей, дёргался левый глаз, все члены моего хрупкого тела крутило к непогоде - да вы сами знаете, как это бывает у метеозависимых. сидела вечером писала вопросы для сегодняшнего интервью, вопросы получались дурацкими, зарядка у книги села.
а находящийся в добром здравии банщик илья стал писать мне советы, какие сериалы посмотреть.
ненавижу советчиков. агата тут как-то писала, что люди, лезущие со своими мыслями, что бы посмотреть, почитать или послушать их другу, должны исчезнуть как вид. я согласна.
и я не о том, что мне вовсе нельзя советовать к какому-либо виду искусства, хоть и массового, прикоснуться. можно. но не всем. а, во-первых, тем, кто хотя бы раз моим мнением, которое я обычно держу при себе, поинтересовался. и, во-вторых, тем, чьи пристрастия каким-то краем совпадают с моими. и уж тем более не в форме: "смотри сериал такой-то".
с хуя ли?

02:55 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
мне бы очень хотелось перемотать этот период жизни вперёд. только не назад, а вперёд - пожалуйста. я не верю, что впереди такая же безпросветная лажа, как сейчас.
да, я сегодня девочка-она-сделала-шаг. я же обещала, что попробую.
пятнадцать минут потом валялась на кровати в слезах от боли.
а потом второй - слёз было уже меньше.

вот так когда-нибудь я и пойду. и буду чувствовать себя русалочкой.
бляха, почему нельзя перематывать время, как аудиокассету? скипнуть бы на месяц вперёд. я бы даже пережила в таком случае отсутствие дня рождения. и чтобы я слезла с кровати сразу на обе ноги.
/а между тем я прочитала только что - возможно, что после перелома лодыжек со смещением больной начнёт ходить только через два-три месяца. массаж и лечебную физкультуру нужно делать, проконсультировавшись с врачом. а мне что врач сказал? да ни хрена мне ни один врач не сказал, ни про физкультуру, ни про массаж/
просто чтобы я могла идти, куда хочу. чтобы могла сходить в магазин, приехать в редакцию, сказать "привет" марине и илье. чтобы пойти пешком домой, в лес, да куда угодно.
а пока остаётся только мечтать. и держать себя в руках и не расклеиваться.

мечтать, как в чёрном пальто и в чёрной шляпе поздно-поздно вечером залезу, дрожа от холода, в тёплый 193. как сниму пальто и полезу на верхнюю полку, тихо-тихо, чтобы не разбудить соседа снизу, который будет храпеть виртуозно и со свистом. как утром выйду на вокзале и сяду в метро. как приеду на чкаловскую, о да, я знаю, где там ёбнуть кофейку. как пойду просто без цели между домов, говоря каждому зданию: "здравствуй, здравствуй!" как морозный влажный воздух будет щекотать нос и ресницы. как не будет ни одной мысли в моей голове, не будет ни одного воспоминания, кроме того, как мы ходили пить кофе с мариной утром 17 мая, а перед тем накануне раздавили полторы бутылки красного на берегу невы.
- вот, скажем, когда нам было по семнадцать, - говорит марина, - всё было проще. была у человека одна любимая группа, например, "сплин", ну хорошо, значит, была и не такая любимая, но всё-таки любимая вторая группа... мммм, скажем, "наутилус помпилиус". и любимый писатель был один, ну, например, толкин, и второй... кто?
- давай льюис.
- ну давай льюис. а сейчас? ну разве я могу сказать, какая моя любимая группа. я много музыки слушаю, разной.
две таблетки цитрамона с вечера и пять чашек кофе с утра снимают похмелье на раз. я смотрю вниз и вижу наши ноги, которые идут быстро-быстро по улице, с одного перекрёстка на другой. одна я бы точно здесь заблудилась. юбку тревожит ветер, тапки скорые-скорые. это всё кофе. но и я уже опаздываю, потому что хочу ещё зайти в тот здоровенный торговый центр на коменде, чтобы найти себе яркое и красное платье. не найду, конечно же.
даже мечтать получается плохо.
только вспоминать.
оооох.

половину этого дня я провела, рыдая над своей горькой судьбиной и слушая "гражданку". не поверите, под "гражданку" чудесно крутить бутылку и пытаться устоять, держась за косяк. ах ах, могла бы я подумать, что слово "косяк" буду упоминать именно в таком контексте.
жалуюсь ежу на то, что от слёз нехило опух мордец, и тут же говорю: да не, ничо, света, на третьем альбоме летова непременно наступит приход, мне ли не знать. придумываю великолепное предложение - "спиздили друг у друга аксессуары".
приход приходит, ясное дело. а мне нужно ложиться спать. когда я переслушала ещё и "калинов мост", и арефьеву. мне даже страшно, кого я ещё вспомню в ночи. потому лучше даже не пытаться ещё сидеть.
а во сне мечтать получается лучше. только мечты у меня настолько ржачные, что я их даже озвучивать не буду. я тут недавно стаске, тэльке и моченкову рассказывала свой самый романтичный сон - о том, как в розовом платье отправилась в очередную инкарнацию инферны на концерт, и один из красивых бухущих в усмертюгу нефоров подошёл здороваться и наблевал на моё милое платьице. все смеялись, это уже не во сне, а у меня в комнате, когда пили пиво. а это реально самый прекрасный сон в моей жизни, который я полтора года бля помню.
да, и в моих фантазиях и мечтаниях, отмеченных особой теплотой и нежностью, все блюют, рыгают, пьяные валятся на пол и засыпают тут же.
ах ах.


21:09 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
думаю, что мою жизнь можно описать одним словом: страх. это слово, которое говорит обо мне всё. я боялась всегда: идти ночью по улице одна, высоты, работать в газете, идти на репортаж, ездить на велосипеде. сейчас я боюсь наступить на больную ногу и полюбить кого-нибудь. это явления разного порядка, но страх одинаков.
я стою, держась за дверной косяк. стою на двух ногах, это единственное, что я пока могу сделать - и то после часа упражнений. я опускаю руки, которыми вцепилась в дерево, говорю себе, что нельзя садиться на кровать, пока эфэмки не споют: "ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла, ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла". блин, никогда бы не подумала, что ждать этого "лалала" - почти вечность.
завтра я должна сделать первый шаг. скорее всего, у меня не получится, но понедельник длинный, тем более рабочий понедельник, что начинается в девять утра и заканчивается обычно к рассвету вторника.
скажу, наверное, странную вещь: полюбить кого-нибудь страшнее, чем сделать шаг и двигаться дальше. на самом деле. я даже, если честно, не представляю, как это: поверить другому человеку. после всех моих неудачных опытов по этой части.
но влюбиться я могу и потом, а идти нужно сейчас. я очень хочу уже в следующий понедельник появиться в дверях своего 401 и сказать, подражая деду из анекдота: "што, шуки, не ждали?" но, конечно, так не сделаю.
я обязательно продолжу флешмоб про радость. но самая первая запись под этим заголовком будет: "снова могу ходить". а до тех пор - нет. это единственное, что может заставить меня радоваться сейчас.

и я очень хочу снова рассказать здесь какую-нибудь историю. и пока не могу. я могу только верить, что всё будет хорошо. и не только у меня. я очень часто это говорю, а потом вижу, что не всё хорошо, не у всех, а у многих даже откровенно плохо. и я не могу с этим ничего сделать.
только верить.

20:52 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
но первый мой пост после выписки будет ни хрена не позитивным. вы уж извиняйте.

с неделю назад я разговаривала с подругой о прекращении страдания. и вовсе не о возможности обрести нирвану, как вы могли бы подумать. а о том, что делать, когда херовато. и я тогда сказала, что нужно запретить вообще произносить даже про себя это слово - "херовато", а если мысли об отсутствии мотивации жить появляются - штрафовать себя, к примеру, пятьюдесятью упражнениями на пресс. или отказом от курения на полдня.
/бесит меня эта синтаксическая конструкция, но никак не могу от неё избавиться/
но первое дело - это разрешить себе страдать. на один вечер. и в своём страдании достигнуть дна. чтобы конкретно припекло. а на следующее утро - пятьдесят пресса и сигареты убрать из сумки.

сегодня именно такой вечер. 10 октября, темно хоть в глаз коли, дождь даже не идёт, а ебашит сплошной стеной. и мне можно поплакать.

из-за всего.
потому что хренова правая нога отказывается идти. а когда я пробую на неё наступить, подворачивается к хренам, хотя я четыре дня только и делаю, что эти жутко больные упражнения, от которых реву и потею, словно тяжёлый рюкзак пру. напрягаю эту поганую мышцу, а в ноге только что-то хрустит - а ходить никак не получается.
потому что я устала слушать это "сама виновата" - была, дескать, алёна, у тебя и семья и хатуля, а ты всё бросила и как-то резко начала. а теперь сидишь тут, без мужика и без бабла.
потому что да, я действительно не в порядке потому, что одна. хрен с баблом, хотя и его бы нужно, но жить ваще одной, не нужной никакому херу с горы, напрягает. и порой одолевают мысли, что так мне дальше и существовать до скончания века, при всём моём юном очаровании и ай-кью в 120.
потому что я задолбалась каждый раз после похода в поликлинику (а это поход, да, туда нужно собираться тщательно) ползти на свой пятый этаж на одной ноге и двух костылях. да, я научилась делать это быстро и ни разу не отдыхая на лестничных пролётах, что и двуногому человеку-то даётся с трудом. но блин - выбора-то у меня не было.
потому что не знаю, как проведу свою днюху. осталось меньше месяца, а мне так хотелось сесть в поезд ещё в четверг вечером, чтобы ночь рождения встретить на верхней полке. но кажется, что ни хрена. а я никак не хочу в день рождения быть в че.
и ещё потому бля, что когда я в кои-то веки, а именно сейчас, решила погадать на рандоме плейлиста, мне выпала песня с красноречивым названием the nothing song. убейся, крошка, головой об стену.

20:56 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
у меня всё хорошо. подробности последуют)

00:04 

a joy #9

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
нужно как-то покороче написать.
сначала скажу, что в ближайшее время тут не будет джойных постов. и вообще никаких не будет, так как завтра утром я уезжаю в больницу на операцию. вот завтра и станет понятно, засунут ли в лисицу, да "поглубже" (меня просто дрожь берёт от этого слова), ещё одну железную палку или отпустят с миром.
сегодня я собрала сумку в больницу, договорилась с квартирной хозяйкой о том, как передам деньги, вымыла волосы и то, что виднеется из-под гипса на правой ноге. выпила кофе с мороженым со светой ежом. прочитала главы из книги о "ленте". и это всё было хорошо.
хорошо - потому что я еду в больницу в красной клетчатой юбке и чёрной хипстерской футболке. и беру с собой ту самую разноцветную почти-голубую юбку, что видела пыль других городов летом и подметала череповецкую землю, когда я сажала цветы.
хорошо - потому что я никак не хотела бы оказаться на операционном столе, не увидев перед этим доброго ежа-мизантропа.
хорошо - потому что, когда я читаю историю "ленты.ру", мне хочется работать. искать новости, разговаривать с людьми, снимать с диктофона, писать, постить в интернете. как сказал макар нагульнов в "поднятой целине", "у меня от газетов всё в нутре переворачивается". у меня тоже.

когда я приехала домой из больницы, 22 августа, я написала, что за оставшееся до октября время научусь чему угодно - и накачаю пресс кубиками, и выучу два иностранных, и прочитаю тыщу статей в википедии. но не научусь одному - понимать себя.
странно, что всё получилось с точностью до наоборот. нет, я читала на двух языках, качала пресс, писала статьи в свою "речь". но всего этого могло быть и больше.
зато я научилась, наверное, главному. поняла, что я хочу. и поверила, что всё будет хорошо.
вечерами, когда было страшно, одиноко, грустно - да чего там эвфемизировать, просто хуёво, я спрашивала себя: алён, а как выглядит это "хорошо"? что это? почему всё будет именно так?
да нипочему. просто потому, что я так хочу.

я расскажу вам ещё одну историю. когда мне было 15 лет, я традиционно поехала в летний лагерь. и ещё на пристани мне понравился чувак из отряда. да, тот самый, который играл на гитаре песню своего сочинения "сука - блядь" и основал панк-группу с названием "чёрная плесень". но гитару он достал уже в корпусе, а понравился ещё на причале. не знаю, с какого фига. чувак был страшный как моя жизнь, в идиотских зелёных шортах, с младой чёрной порослью на щеках. и имя у него было совершенно дебильное, яша. но это было моментально, как финский нож. сами понимаете.
в первые же дни я уверилась, что такой козырный чел, с гитарой и багажом готовых к сведению треков, не обратит внимания на меня - неказистую и неуклюжую девчонку в очках. а я так и останусь всего лишь его восторженной поклонницей. но мне очень хотелось, чтобы обратил.
да. так вот, оказалось, что я ему тоже понравилась. возможно, из-за того, что поцеловала его в губы по-французски, на спор, когда проиграла в карты. а может, и по той причине, что мы с ним долго беседовали о рок- и панк-культуре. или потому, что именно я придумала ему кликуху "лифчик" - так чувака и стали называть все в отряде.
в любом случае, это был первый раз, когда я понравилась человеку противоположного пола, да ещё и тому, на которого запала сама. вот тогда я и поняла, что чудеса случаются, а если чего-то очень хочешь, почему бы и нет. и всё обязательно будет именно так, как ты придумала.
эта история с небритым гитаристом яшей закончилась не самым лучшим образом. и я не хотела бы писать слово "закономерно", хотя, скорее всего, это было именно так. в последний лагерный день чувак написал мне на фотографии: "незобывай меня любилая алёнка" (он был потрясающе неграмотен), после возвращения в город мы виделись ещё пару раз, а затем я узнала, что он слушает группу "пропаганда" и даже подобрал на гитаре их самый главный хит, "мелом".
но это же хорошая история, с панковским колоритом. потому финальный аккорд будет иным, без эпилога. за день до возвращения в город и до "незобывай меня" мы сыграли с яшей лагерную свадьбу. там было всё - и печенюшки из столовой в качестве угощения, и купленная свидетелем пашей рваным в соседней деревне водка, и в уматину пьяный жених, и в драбадан бухой свидетель паша рваный, который щипал невесту, то есть меня, за задницу и говорил: "а чо бля? яша мой друг бля, а ты жена моего друга". а первой брачной ночи не было, потому что жених и невеста - несовершеннолетние.
могла ли я себе представить, что так фартово проведу последний день в лагере?

как всегда, не получилось быть краткой. потому скажу ещё немного. уже о дне сегодняшнем.
сейчас я выключу ноут и лягу спать. и затем выйду в сеть уже после операции. сперва я хотела завтра утром написать в небезызвестной социальной сети: "у меня всё будет хорошо. а вы можете писать мне смски".
а после решила, что это слишком ванильно и сопливо. а я и так - "на вид не очень и на вкус как сопли".
но я знаю, что по какой-то причине этот дневник читают и даже находят интересным многие из моих друзей. так что, если вы дошли до этого места, то знаете, что делать.

а ещё скажу, что если бы не вы, друзья, я бы нипочём не выдержала эти два месяца. вы звонили, писали, приходили в гости.
разве у меня не может быть всё хорошо, с таким раскладом?

00:58 

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
а теперь не о радостном. отправила в бан вк чувака илью, который меня там заебал. и конкретно сегодня мешал мне своими идиотскими комментами muse переслушивать.
и с удовольствием запишу в бан ещё кого угодно, кто будет планомерно пытаться вывести меня из себя каждый день. я достаточно долго считала, что людям нужно объяснять, если они не правы или некорректно себя ведут.
нет, алёна. многим людям просто ничего нельзя объяснить. смирись с этим.



не хотела дописывать, но сделаю это. для себя.
я никогда не участвую в срачах в инете. и в обычной жизни я не люблю ругаться. мне кажется, что я кого-нибудь обижу.
я не стремлюсь нравиться всем людям. я не хочу оскорблять других не по этой причине, а потому что любой человек - это тоже человек, имеющий право думать не как ты. и ошибаться он тоже имеет право. и не соглашаться с тобой. нельзя поносить чужое мнение. если бы так поступили со мной, мне был бы неприятно. потому, если я с кем-то несогласна, то стараюсь объяснить это без перехода на личности.
но.
так было не всегда. и случалось, что я была несдержанна в разговоре. и мне очень совестно за свою несдержанность. я считаю, что здесь нет оправдания и срока давности, и каждый из тех, кого я обидела, имеет полное право плюнуть мне в морду. даже несмотря на то, что я извинилась.
а потому я очень редко отправляю в бан или прекращаю общаться. меня сложно задеть, на самом деле. так, чтобы быть посланным нахер.
но у чувака получилось. он знал, что мне не нравятся его бесконечные комментарии, но продолжал это делать. а сегодня он три раза назвал меня "врединкой" и один раз "деткой".
странно подумать, что я обижаюсь на такое. но меня выводит из себя подобная манера разговора. я объясню, почему.
я не очень многого в жизни добилась, но всего - сама. я не самый плохой журналист и выпускающий редактор, финансово независима, люди говорят, что со мной интересно, я знаю два языка и изучаю третий. так было не всегда. у меня нет никаких способностей и талантов, мне ничто в жизни не давалось с первой попытки, и если что-то и получалось в какой-либо области, то только потому, что я въябывала как проклятая. мне бы, если по чесноку, хотелось, чтобы меня уважали.
а когда со мной разговаривают, как с девчонкой-школьницей, то мне кажется, что я никуда не вылезла, а осталось всё той же дурой, что была раньше. словно нет во мне ничего из того, что я узнала, а есть снова та маленькая алёна с синими глазами, которая слушала умных людей, открыв рот, сознавая собственную ничтожность.
наверное, я имею право фильтровать общение и разговаривать только с теми, с кем хочу. пусть даже других это и может обидеть.

23:12 

a joy #8

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
по ходу я вас обманываю. не получается писать только about joy.
ну. йен кёртис тоже слегка поднаебал народ, назвав группу joy division. зато благодаря ему я знаю, что такое было joy division в концлагерях второй мировой.

ночью я плакала. часа два провела, размазывая сопли по подушке и одеялу. и всё от страха, что мне, как сказал тот медик, "достанут из ноги прежний винт и засунут новый, поглубже". мне настолько не по кайфу, что из меня что-то достанут только для того, чтобы ещё что-то вставить, да ещё и поглубже, что я не могу спокойно спать.
хотя нет, потом всё же получилось заснуть, и мой мозг, желая, видимо, меня утешить, придумал сон о том, что было бы, если б я не попала в гипс на два месяца.
а сейчас отступление. когда я стану седой бабушкой и внуки будут просить меня прошамкать им сказочку на ночь, моя история никогда не начнётся со слов: "в некотором царстве, в некотором государстве". внутренний навигатор, благодаря котрому я не могу заблудиться нигде, показывает координаты даже во сне. поэтому я всегда точно знаю, откуда вышла история.
и в этот раз мне приснился последний дом по проспекту строителей, между двумя ментовками, номер тридцать восемь. кто-нибудь ещё вспомнит, что одно время на первом этаже дома (вход от библиотеки) был книжный магазин, потом там заседали коммунисты. а теперь не знаю, что там. но в моём сне помещение бывшего книжного отремонтировали и сделади там зальчик навроде актового в клубе ветеранов.
и вот во сне, в котором перелом лодыжек был нестрашный и сам собой вылечился через неделю, меня заслали на репортаж в зальчик дома между двумя ментовками. репортаж про досрочно освобождённых по условке. их прямо там поздравляли "первые лица города", а потом для них выступали "творческие коллективы".
а если бы ты, алёна, на больничном не смотрела новости, то не снилась бы тебе такая поеботина.
отвратительный сон. ненавижу писать про полицию, про тюрягу, а больше всего - про то, как человек встал на путь исправления. их там было с десяток, вставших, но стоявших ещё не твёрдо, так как к каждому был прикреплён куратор - тётьки в очках и с химзавивкой, и с лицами такими, что на месте бывших уголовников я бы не решилась с пути свернуть.
и как это часто бывает, нагнали журналистов чуть ли не с самой вологды, народищу дофига, и я не очень хорошо понимаю, что мне делать. логика подсказывает, что надо бы кого-нибудь "записать", но непонятно, кого? дядек в пиджаках, ободряющих со сцены то ли покаявшихся рецидивистов, то ли самих себя, волнующихся за оперативную обстановку в городе после выхода из зоны десятка уголовников? самих уголовников? и как обойти тёток-кураторов?
опыт говорит, что у них должна быть самая главная тётка, пчела-матка, к ней и нужно подходить за согласием на интервью. но я не хочу писать того человека, на которого укажет перстом социально безопасная пчела-матка. мне нужно найти такого, в глазах у которого я увижу желание со мной говорить.
если я когда-нибудь снова буду вести мастер-классы по журналистике, один из них назову: "как написать плохой репортаж". и самым главным советом станет: подойдите к первому попавшемуся человеку и спросите его, как вам тут.
я знаю, о чём говорю. плохих репортажей написала десятки.
как всегда бывает, когда я не соображаю, что делать, во сне принимаю решение не делать ничего. условные уголовники сидят перед сценой, защищённые спинами тётек, общаться с журналистами они выходят только в их сопровождении, я вижу лишь их спины, а не опущенные вниз глаза, на сцене пляшут нимфы в коротких юбках.
а я выключаю диктофон и иду в сортир. но даже там нет покоя. сортир в бывшем книжном един для мужчин и женщин, и следом за мной туда набивается нехилая пати. они смывают в унитазах воду, плещут из кранов себе на лица, скрипят бумажными полотенцами.
и когда я уже надеюсь, что всё, они закончили туалетный ритуал, один из собравшихся спрашивает меня:
- а ты что, алёна, не идёшь в зал? хочешь попудрить нос?
ил ещё какую-то херню в том же духе. надо сказать, что во снах я ещё более застенчива, чем в реале, хотя это и сложно представить. а все стеснительные люди грубы. потому отвечаю басом:
- поссать я хочу. вали нахер.
оставшийся народ тут же сбегает. а мне становится стыдно. стыдно за то, что не смогла сделать хороший репортаж, что зачем-то нагрубила, что никак не могу научиться разговаривать с людьми. за всё стыдно, и хочется зареветь.


вот такой сон. но он на самом деле вовсе не столь печальный, как могло бы показаться на первый взгляд. потому что так больше не будет, а было бы, если б я не сломала ногу, не провела долгие часы в мучительных размышлениях о своём месте в этом мире и прочей фигне. потому что, лёжа на кровати животом вниз, я въехала в тему: не хрен рефлексировать, когда нужно действовать.
поэтому этот пост тоже под заголовком про радость.

00:10 

a joy #7

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
1. никуда не попрёшь, если при попытке рассказать о хорошем вылезает вся история.

я попросила маму, чтобы она сегодня зашла в поликлинику к хириргу, чтобы взять направление на операцию и результаты анализов. надо же было случиться такому, что хирирг забыл, что должен направить меня в заводскую больницу, и послал маму в другую, верней, в некий "консультационный центр" при ней. остальное я могу записать только с маминых слов, быть может, она что-то путает или приукрашивает. но всё же.
консультационный центр запрятан глубоко в коридорах больницы "2о". сперва мама случайно забрела в иной консультцентр, платный.
- 650 рублей за консультацию, - сказал ей тамошний врач.
- за что? - удивилась мама. - у меня и дочка-то больная дома.
- тогда не ко мне, - ответил медик. - у нас только платно.
мама пошла дальше. ну, кто ищет, тот всегда найдёт. в искомом кабинете врач на неё закричал: где больная? да с такими травмами бегать надо, а не дома сидеть! потом успокоился, изучил снимки и начал говорить такое, от чего у мамы зашевелились волосы на голове. у неё короткая стрижка, но, когда она всё это передала мне, мои длинные тоже собрались встать дыбом.
он сказал, что ни хрена меня не отпустят на следующий день, как обещал травматолог из поликлиники. а - внимание, трепещите! - достанут этот винт из ноги и вставят новый, поглубже. а после снова закатают в гипс и оставят в больнице до лучших времён. да, и с чего вы взяли, что на операцию в понедельник? ни хера, ближайший свободный день 9 октября.
- пиздец, - сказала я маме, когда она приехала ко мне домой с этими неутешительными вестями.
- пиздец, - согласилась мама, которая вообще-то не матерится.
мы попили чаю, подумали и решили, что к этим страшным извергам ехать не следует ни в коем случае. и я стала звонить в заводскую больницу, чтобы узнать, возьмут ли они меня в понедельник.
теперь к радостному: врач из заводской сказал, что взять должны (!), если анализы в норме (а они в норме, у меня не нашли ни яиц глистов, ни вич, ни сахара в крови больше допустимого, и сердце моё бьётся, как часы), если есть рентгеновские снимки (куда же они денутся?) и если прошло ровно 8 недель с момента первой операции (ясен хрен, я дни считаю до момента освобождения).
осталось два дня.

2. на аске меня просили показать сиськи. это малопримечательное событие, но я уже писала, почему меня это радует. конечно, сейчас я выгляжу так себе и не до сисек - очень сильно похудела, а я и была-то не толста, у меня осунулась рожа, поредели волосы, отросли некрашеные корни. ну и ещё одна нога в гипсе, до кучи. но ничего, я быстро войду в форму, покрашу волосы, куплю платье, рубашку и штаны на размер меньше. и можно будет снова сиськи показывать. хотя и не всем.

3. на "волне" сделали огромную статью о дискографии sonic youth - как я понимаю, готовятся к выходу сольника тёрстона мура.
мне сложно объяснить, что для меня значит музыка sonic youth. сказать "много" - ни о чём, "всё" - слишком помпезно. но я бы не была такой, какая есть, без песен тёрстона, ли, ким и стива.
наверно, есть две группы, которые полностью изменили всю мою жизнь - это соники и "аквариум". за знакомство с "аквариумом" я говорю спасибо чуваку по имени сергей aka рыба aka инес - одно время он увлекался "русским роком" и даже купил эмпэтришку "легенды русского рока", которую мы и слушали у него дома - в те времена, когда ещё не было никаких интернетов, а компьютер был из всех знакомых только у этого человека.
а за sonic youth не знаю, кого благодарить. прошлым летом я качала с разных плейлистов вк музыку, чтобы под неё кататься на велике. и так в плеер попала песня "pink steam". в плеере на велосипеде я её впервые и услышала.
это было даже не круто и суперски. нет, это было охуенно. я не смогу иными словами описать чувство, которое возникает, когда слышишь, что какие-то незнакомые чуваки играют и поют именно так, как ты думаешь.
это какой-то чистый катарсис. и я не знаю ни одного человека среди знакомых, кого бы так, как меня, впирала бы эта музыка. потому она чисто моя.
конечно, мой мир не ограничивается только сониками и борисборисычем с корешами. если перечислять важных для меня исполнителей, в чью дискографию я врубалась, можно назвать и pink floyd, и rammstein, и dead can dance (dead can dance особенно), и radiohead, muse, pixies, сплин, джека и меган, илью лагутенко, мэрлина мэнсона. чо я только не слушала. но у всех остальных был какой-то бэкграунд - то есть что-то, связанное с каким-то периодом моей жизни, некими людьми. и только с sonic youth и А этого не было - только охуение и катарсис.

p. s. стала писать про аквариум - и вспомнила, как один знакомый мне рассказывал: "я, когда в 9 классе учился, услышал первый раз "аделаиду" - и кончал весь вечер". потом посмотрел на меня и поправился: "ну, кончал, конечно, в переносном смысле".
как я хорошо это понимаю. потому что от хорошей музыки ощущения именно как от хорошего секса - словно звёзды рядом с собой увидел. не знаю, какую "аделаиду" имел в виду тот чувак - 87 или 2000, я-то, ясен хер, знаю обе версии. но я о той, которая 87-го года, альбом "равноденствие", я даже знаю, где там можно вознестись к звёздам - на 2.43 нечеловеческое ляпинское соло. каждый раз мне не по себе, когда его слышу.
и вы слушайте.

03:07 

a joy #6

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
я не знаю, что написать сегодня. и это не был плохой день. я тушила себе гречку с помидором и красным болгарским перцем, смотрела фильм, пила таблетки. и спала.
почти весь день спала. чем ближе понедельник, когда мне ехать в больницу, тем больше я сплю. ведь во сне нет неизвестности. а здесь я не знаю, как пройдёт операция, будут ли делать местный наркоз или общий, а может, и никакого вовсе. как я поеду домой обратно: пойду ли уже на своих двоих, хоть и спотыкаясь и запинаясь, или мне снова нужно будет просить у кого-нибудь помощи?
и что будет дальше?

а дальше, дальше... я ведь уже проебала конец лета и начало осени. наверное, за эти два месяца всё же научилась лучше понимать себя, хотя бы потому что на протяжении многих часов была своим единственным собеседником. я не могла заснуть ночью и говорила сама себе.
говорила себе: держись, лиска. и держалась.
а теперь, когда держаться осталось совсем недолго, чувствую: не могу. страшная апатия. ничего не хочется. неохота есть, пить чай, курить неохота. и ухо это ещё почти всё время болит.
мне стыдно писать такие вещи. но ещё одна важная штука: не нужно говорить, что тебе хорошо, когда не так. и если херово, не стоит делать хорошую мину.
и всегда, когда полный край, я слушаю олю маркес. да, даже не сопливого тома йорка. не блонди, не фивер рэй, и ни разу не летова с янкой. ни хера. самая тоска, знайте, если вконтакте у меня вместо статуса песни alai oli.
да, я не люблю alai oli. ваще не люблю.
это как дурацкий молочный шоколад. если очень плохо, болит голова, падает давление, покупаешь плитку молочного и съедаешь. и давишься. и думаешь: "ну и гавнище. ещё кусочек".
только оля маркес не гавнище, конечно же.

она поёт: "и это слишком большая передряга для маленького зверька". слишком.
и я говорю тебе не спи, не спи проснись этой ночью когда ветер так страшно шумит над деревьями и метёт пыль и листья во дворы.
я говорю это всё время. песня называется "парламент птиц", и я слушаю её ночью, трясясь на верхней боковой. а я хочу заснуть и стать небольшой деталью вагона поезда. раствориться. иду по вагону, расталкивая спящих, запинаясь о чужие ноги: "простите, извините, простите, извините". мне кажется, что я иду много-много часов подряд - туда, где проводник щурится и заваривает свой некрепкий чай на железнодорожной воде.
193 уже много лет носит другой номер. и однажды я расскажу, за что так люблю поезда. но не сейчас.
ты знаешь, что такое "парламент птиц"? я тоже читала только пелевина, а не борхеса и не алишера навои. как мало я знаю.
поезд тормозит в холодном бабаеве, где я выхожу курить на станцию. где холодно и страшно, что он возьмёт и внезапно уедет без меня. дрожат руки и ноги. через два дня выпадет снег.
нас трое на ступеньках поезда.
"а ещё мы раз поехали в москву на квн", - сообщает мне чувак, зажигая сигарету.
а может, что и не в москву. а может, что и не на квн. я плохо его слышу. я даже не знаю, хочу ли обратно в вагон на верхнюю боковую, слушать олю маркес, а не этого чувака, с которым мы познакомились два с половиной часа назад. и пили эти два с половиной часа что-то очень крепкое.
утром у меня будет очень сильно болеть голова. и я в первый раз поеду в дом на улице с коктебельским названием.
как это было давно. это тоже радостное, ведь что бы ни происходило со мной, остаются воспоминания. когда-нибудь я буду со смехом вспоминать, как прожила эти два месяца.
как утром 10 августа собиралась заехать в ромкину квартиру погулять с собакой, а потом кинуть вещи в рюкзак, сходить к ОБ, а потом сесть на автобус до вологды. было воскресенье, утро, шесть часов. и как я пизданулась нахер на асфальт, как хрустнули кости в ноге. и как я поползла на обочину, таща за собой велик.
как я плакала, сидя на асфальте. о вологде, куда так и не доехала. о французском, куда не попала. о том, что не выполнила обещание и не погуляла с собакой.
два месяца. бля, люди, два месяца. столько не живут.
за эти четыре недели я несколько раз была на краю. мне хотелось собрать вещи и уехать - к маме или на городецкую, куда угодно, лишь бы не оставаться здесь, с необходимостью подбирать кошкино дерьмо на четвереньках и подмываться, стоя на одной ноге. но я не уехала. однажды, когда я пошла скидывать с балкона ключ роме и аве, не удержалась и упала на больную ногу - всем весом. после этого было страшно вообще вставать с кровати и идти чистить зубы утром, а ночью брать костыли и пилить в сортир.

оля маркес поёт: "как плохо, что твоя винтовая башка всегда в другой плоскости". словно всегда так было, со всеми, с кем я говорю - их башка повёрнута в другую сторону. и даже не в противоположную, а действительно, в другой плоскости. что тут скажешь?
последний раз я слушала "парламент птиц" этой весной. перед этим мы шли с бжж тёмными дворами, болела голова и хотелось рассказать всё это, как бывает, когда перестаёшь слышать людей, когда видишь пустоту в самом людном зале.
я не знаю, в курсе ли ты, о чём я. я даже не знаю, кому это говорю. ведь голоса в голове не могут быть материальны.
и как на следующий день я написала статью без единого куска прямой речи. да, я села утром и сказала себе: на хую вертела я эти ваши синхроны, мой текст будет хорош и без них. и это был заебатый текст, о да, спасибо той пластинке, "дурге".
и отвратительным голосам в голове.

оля маркес поёт о том, что "не страшно". я очень хочу научиться жить так, чтобы не бояться. одиночества, неизвестности, делать шаг вперёд. говорить.

00:04 

a joy #5

"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
вчера не было радостного поста. не потому, что ничего хорошего не нашлось, а из-за того, что вечером поднялась температура и я просто не могла писать.
ни хорошего, ни плохого.

а значит, сегодня будут новости за два дня. очень кратко. мне всё ещё фигово.
1. вчера я сходила к кровопийцам. кровопийцы оказались добрыми женщинами, и не погнали меня кровь из пальца сдавать в подвал, а разрешили это сделать на первом этаже. вообще, медицинская система, конечно, гавно, но врачи люди приятные.
2. в этот день не было дождя, так что я не простудилась сильнее.
3. дочитала астрид лингдрен и по совету редактора стала читать "циников" мариенгофа. мариенгоф, люди, отличный писатель, а не просто "друг есенина", как многие полагают.
4. смотрела вчера весь вечер клипы элисон голдфрапп. клёвая чувиха.
5. сегодня мама сходила в аптеку и принесла мне лекарства. так что я пью таблетки, капаю в ухо и делаю компресс. мне лучше.
6. газета "речь" сделала мне очень хороший подарок, напечатав мою колонку, которую я очень долго писала и хотела, чтобы получилось хорошо. получилось хорошо. сегодня, когда я увидела свой текст на газетной пдф-ке, даже пустила слезу. без обмана. наверное, я просто очень скучаю по "речи" и хочу туда скорее снова.
7. "петля пристрастия" записали новую песню. а я уже думала, что не дождусь.
8. ask.fm/alyona_senicheva это мой аск. и он тоже продолжает радовать. потому что лучше всего у меня получается говорить с анонимными или воображаемыми собеседниками.
9. осталось всего 5 дней до больницы. ура.

на аске меня спрашивали о счастье. об этом же я и писала колонку в "речь". я действительно считаю себя счастливой. то, что со мной происходило в последние полтора года, было круто. это даже зависит не от внешних успехов, хотя да, я стала писать лучше, чем раньше. я стала более социальным человеком. я похудела с 46 размера до 42. но дело не в этом.
меня не покидало чувство, что я всё делаю правильно. я перестала врать окружающим и - особенно - себе. это самое главное. мне нравится просыпаться и придумывать, что сегодня будет хорошего. мне нравится говорить с людьми.
я не знаю, что ещё нужно для счастья.

"бог не фраер" (с)

главная