"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
"Я захожу на Ютуб, а там на главной странице среди рекомендованных видео — какая-то девчоночья ваниль и рядом с ней жёсткие рэперы типа Оникса с Диэмиксом. Я сначала понять не мог, в чём дело, а потом догадался, что не разлогинился с рабочей учётки в Гугле, и YouTube предлагает то, что все наши смотрят на работе. Так прикольно, такое чувство, что с одного аккаунта муж и жена сидят: видосы про косметику и рэпчага".
Ха-ха, спалилась лиса, потому что с рабочей учётки на Ютуб захожу только я. Теперь вы знаете, что я подсела на видеоблоги девочек про шоппинг и косметику, но не забываю и брутальных ниггеров. При этом все каналы про французский язык оказались внизу страницы — мне и похвастаться нечем)
А мне действительно нужно разлогиниваться, ведь так все имеющие доступ на рабочий акк смогут узнать, что я смотрю в свободное время и всё о моих увлечениях. Хорошо, что видео по запросу "худенькая блондинка" и подобные, которыми я тоже балуюсь (как любой нормальный человек, я смотрю порно и не собираюсь это скрывать, но скрыть хотелось бы направленность увлечений), находятся не на Ютубе... Здесь смущённый смайлик.

Кстати, в редакции запретили курить втроем, вчетвером, впятером и вшествером (сначала я хотела написать "в количестве, большем двух человек" или "в количестве, большем, чем два человека", но запуталась в согласованиях, разумеется). Дело в том, что один работник сказал, что дышать здесь невозможно (имя его не называется, но я знаю, потому что случайно подслушала, как этот самый человек говорит начальству, да, я настоящий журналист, я знаю всё, со мной шутить опасно). Я готова понять людей, которым дымно и закладывает нос. Нет, я не хочу сказать, что этим товарищам можно включить кондиционер или закрыть дверь в свой кабинет. Хотя кого я обманываю?
Теперь в редакции мало того, что холодно (вы же помните, что мы сидим там в куртках, в шапках и в перчатках), так ещё и свежий воздух. Вообще-то третий день подряд я хочу накраситься на работу, но просыпаюсь утром и думаю, что косметика не поможет мне из медведя о десяти свитерах и двух парах колготок превратиться в прекрасную деву. Вчера хозяйка сказала мне, что я поправилась. Да, именно так. Потолстела, бля. И всё из-за того, что пуховик не сходится на этом количестве тёплых кофт, которые я на себя натягиваю, отправляясь работать в промёрзшее до основания здание редакции. Когда печатаю, хотя бы пальцы согреваются. Но стоит заняться другими делами — сохранением фотографий, чтением новостей и прочими вещами, не требующими ловкости рук, как пальцы смерзаются в ледышку.

Но что я всё о плохом? Давайте расскажу вам свой недавний сон, заодно и руки согрею. В нём упоминаются разные люди, которых вы тоже можете знать, поэтому все имена изменены. Нет, в реальной жизни они совершенно не так себя ведут, эти люди, как во сне (а жаль).
Итак, снилось, что я, мой хороший товарищ Сева, его лучший друг Антон и ещё одна моя знакомая по имени Люба пили водку, вино и портвейн. Но не просто так мы это делали, потому что мы же не алкаши, а по случаю бракосочетания Антона и Любы (а я и Сева были свидетелями). Пили на квартире у Любы, вернее, в её комнате в коммуналке или в общаге. В комнате было две кровати, и решили, что когда все устанут настолько, что захотят спать, мы разместимся так: на одной кровати мы с Любой как девочки, а на другой — Сева и Антон как мальчики, потому что укладывать спать двух разнополых людей неприлично. Но спать не хотелось, а на дворе стояли те блаженные и святые времена, когда алкоголь продают всю ночь в любой палатке, а не до одиннадцати вечера, как сейчас. Поэтому ближе к утру я даже подзабыла, для чего мы здесь сегодня собрались, помнила, что кто-то на ком-то женился. Но для чего-то это было важно знать, потому я уподобилась друзьям Жени Лукашина и стала рассуждать логически: совершенно точно замуж вышла не я. Я поймала Антона и стала его спрашивать, кто же женился. Антон тоже не помнил, но был уверен, что не он. Кажется, не он. Нет, точно не он. Оставались Сева и Люба. Сева прояснить ничего не мог, так что методом исключения он был зачислен в мужья. Но для подтверждения факта Антон обратился к Любе и спросил, помнит ли она, кто на ком женился. Увы, она помнила, возмутилась тем, что Антон почему-то забыл, и отвесила ему две оплеухи. На том я и проснулась, а вы, друзья, всегда запоминайте, когда женитесь, на ком.

@темы: снится, редакция, просто так