skyfox-ilse
"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
Очень злюсь, когда мне задают вопросы типа: «А почему ты не пошла туда-то или не поехала туда-то?» Меня это раздражает.
Всю последнюю неделю меня спрашивали, иду ли я на «Время колокольчиков», почему не иду и не хочу (о, это просто прекрасно) предаться ностальгии и услышать любимые в юности песни.
Не знаю и не буду знать, что отвечать. Говорю, что не хочу, а люди не унимаются. Приходилось говорить, что отчасти даже правда, что не люблю рок-музыку. Что мне хватит «Крематория», «СерьГи» и «Ва-Банка» в субботу.
А я не умею и не хочу предаваться ностальгии. Мне кажется, что это порочное занятие и ни к чему хорошему не приводит. Сейчас я не слушаю ни Арбенину, ни Бутусова, ни «Крематорий», ни Башакова, ни Растеряева. И мне прекрасно без них без всех жить.
И у меня есть своя ностальгия. Как я работала на вторых «Колокольчиках», пила коньяк в гримерке с Липницким и Фаготом, как Артемий Троицкий убил комара у меня на лбу, когда мы вечером разговаривали о Башлачёве и Курёхине. Как Вася Обломов вышел из своей гримерки и пошёл прямо ко мне.
— Я думала, что вы уже забыли обо мне.
— Ну как, я же обещал.
И я вспомнила обо всём этом только сейчас. Я могу скучать по всему этому. Но не буду.

Я не хочу с ностальгией вспоминать, как мы после этого вечера с Ежом пошли бухать в каких-то кустах рядом с Маринкиным домом. Как я рассказала Ежу всё, что со мной происходит. Как она говорила мне, что я глупая и сама не знаю, что делаю и о чём позволяю себе думать. Был 2013 год, жизнь моя личная в очередной раз трещала по швам, вечера я проводила с ноутом и мобильным модемом на кухне, переписываясь с красивыми мальчиками.
Ох, уес, концерты тех времён оставили хорошую память о себе в моём сердце. Но эти воспоминания всё равно не из тех, какие хочется выносить наружу.
Всё течёт, всё меняется. Мне не так интересен пафос ностальгии, как моя нынешняя жизнь, которой я довольна.

Год спустя после этих вторых «Колокольчиков» я снова пришла на концерт, но тогда я уже там не работала, а просто тусила. И это было совсем не так и не то. Еж слушала Носкова, а я сидела в фойе и читала книжку про буддизм. И очень хотела наклюкаться в дрова. Но не смогла, потому что концерт закончился в половину одиннадцатого, тусануть у Ульянки не получилось, все разошлись, а когда я дошла до «Ленты» , было уже без десяти десять, и алкоголь никому не продали.
Через четыре дня я благополучно съехала с той хаты и больше никогда не приходила на концерты в своём городе не работать.
Может быть, в следующем году я съезжу в Европу на какой-нибудь фест. И этого хватит.